Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Дискуссии

3. Существует ли угроза свободе слова? Если да, то в чем она состоит?

24.05.2001

А.В. ФЕДОРОВ: «Существует угроза того, что свобода слова будет отстригаться
по кусочкам»

Я считаю, что на данный момент угрозы свободе слова не существует. Существует
угроза выражению точки зрения, альтернативной взглядам нынешней власти. Вот
мы здесь сидим и высказываемся, и это тоже свобода слова. Но как только мы начнем
публично высказывать точки зрения, которые не будут укладываться в генеральную
линию власти, тогда мы ощутим на себе ограничение свободы слова. Если я напишу
сегодня статью, направленную против Путина, практически ни одно издание у меня
ее не возьмет и, тем более, не опубликует. Это было в советское время, это продолжается
и сейчас. Остается свобода высказываний, свобода дискуссий, но как только эти
дискуссии будут перерастать в критику конкретных действий исполнительной и законодательной
власти, начнут действовать те самые механизмы регулирования общефедерального
информационного пространства, которые разработаны в Кремле.


Самая большая опасность нынешней ситуации – повторю еще раз – заключается в
том, что в регионах до сих пор существует так называемый «эффект Москвы». Поэтому
сегодня степень угрозы свободе слова в регионах в десять раз выше, чем в столице:
ведь там вся система власти построена таким образом, что собственнику деваться
некуда. Если в Москве собственник еще может найти альтернативные способы борьбы
за свою собственность, то в регионах система власти не предоставляет ему такой
возможности.


Если канал НТВ будет ликвидирован, то это будет частичная ликвидация возможности
публичного выражения альтернативных линии власти точек зрения. Сейчас присутствует
угроза того, что свобода слова будет отстригаться по кусочкам. Но угрозы, что
завтра всю страну накроют колпаком, я не вижу. Ключом к проблеме для меня является
формулировка кремлевской администрации – «общефедеральное контролируемое информационное
пространство». Если складывающаяся сейчас схема будет выстроена до конца, то
тогда все, что противоречит линии кремлевской партии, будет безжалостно отсекаться.



А.М. ЯКОВЛЕВ:


Я не думаю, что мы вправе отождествлять НТВ со свободой слова в России. Такая
связь, безусловно, есть, но это вещи тождественные. В самом деле, разве тождественна
проблема свободы слова в России с вопросом о сохранении позиций нынешнего руководства
НТВ? На этот вопрос любой ответит отрицательно. Ни у кого не возникает сомнений
в том, что НТВ – отличный канал и что в этом – огромная заслуга его создателей
и руководителей. Но их личная судьба и судьба свободы слова в России – это,
мягко говоря, не совсем одно и то же.



А.В. ФЕДОРОВ:


Сегодня наличие НТВ во многом определяет наличие свободы слова в России, потому
что у нас нет другого общефедерального телеканала, который может позволить себе
отличную от государственной точку зрения.


Что же касается руководства НТВ, то я считаю, что его смена несомненно приведет
к изменению политики канала. Проблема в том, что Кох или даже Кулистиков, который,
в отличие от Коха, профессионал в телевизионном деле, будут проводить совершенно
иную политику, в том числе в плане цензуры. Они придут на НТВ с самоцензурой,
рамки которой будут определяться в Кремле. И они не смогут из этих рамок выйти.



И.В. ПОТОЦКИЙ:


Вспомните 1997 год. Тогда все писали об улучшении экономики, о снижении инфляции,
о том, что все хорошо. Было ощущение стабильности. Но как только осенью начался
кризис в Юго–Восточной Азии, это ощущение мгновенно исчезло. То же и теперь.
Было ощущение свободы слова, но был ли фундамент, на котором оно могло основываться?
Это весьма сомнительно.



И.М. КЛЯМКИН: «Правомерно говорить о попятном движении по отношению к состоянию,
которое было достигнуто за минувшие пятнадцать лет»


Так получилось, что на сегодняшний день НТВ – единственный федеральный частный
телеканал. Поэтому многие связывают вопрос о свободе слова с судьбой НТВ. Смена
руководства на НТВ в первую очередь будет означать свертывание всей нынешней
критики и оппозиционности канала по отношению к исполнительной власти. За время
этого конфликта проявилось очень много лукавства со стороны некоторых людей,
которые говорили, что когда новое руководство начнет проводить иную информационную
политику, вот тогда (и только тогда) они смело и решительно станут на защиту
НТВ. Но каковы критерии принципиальных изменений в информационной политике?
От этого вопроса уходят, а в нем-то все и дело. Поэтому я воспринимаю такого
рода заявления не иначе, как уход от сути проблемы, позволяющий сейчас проявить
лояльность, а выбор оставить на будущее, когда он будет заведомо легче. Потому
что очень сложно доказать, что владелец (или менеджер) СМИ сворачивает свободу
слова у себя в компании – он всегда будет доказывать обратное.


Впрочем, можно исходить и из того, что, как сказал Игорь Потоцкий, настоящей
свободы слова у нас не было, потому что у нее не было соответствующего фундамента.
Но если и так, то все равно правомерно говорить о попятном движении по отношению
к состоянию, которое было достигнуто за минувшие пятнадцать лет.



Е.Г. ЯСИН:


Была ли в России свобода слова? Я ощущал ее наличие, потому что если я не мог
выступить в издании или на телеканале Гусинского, то я знал, что могу пойти
в компанию, контролируемую Березовским, государством или Потаниным, и там выразить
свою точку зрения. Сегодня я чувствую, что меня этого лишают. Я уже не могу
открыто выступить в прессе, потому что, руководствуясь самоцензурой, один редактор
скажет, что «мы это не публикуем», другой сошлется на нецелесообразность такого
рода выступлений и т. д. Так было два года назад перед выборами мэра Москвы,
когда я пытался оппонировать Лужкову в московской прессе и, кроме «Независимой
газеты» и других «клановых» изданий, никого это не интересовало.



И.М. КЛЯМКИН:


Тенденция к реализации принципов свободы слова была достаточно сильной, но
реализовывалась она через принцип использования «олигархами» своих информационных
каналов для влияния на принятие политических решений. Ликвидация «олигархической»
системы в прежнем ее виде приводит к тому, что и тенденция к упрочению свободы
слова тоже пресекается. Здесь я и вижу попятное движение.


В чем опасность этого процесса? При слабости наших политических субъектов практически
это может заблокировать все оппозиционные тенденции в политическом классе –
у них просто не будет трибуны. И когда лидеры СПС начали акцентировать в связи
с конфликтом вокруг НТВ вопрос о собственнике, они, как потенциальная оппозиция,
возможно, приняли участие в ликвидации собственной будущей трибуны, потому что
новый собственник не предоставит им возможности открыто выражать свое недовольство
властью.



И.В. ПОТОЦКИЙ: «Если в России объективность информации будет вести к доходам,
то объективность будут исповедовать все телеканалы»


Обстоятельства сложились так, что НТВ перестал быть рентабельным каналом. Если
шире на это посмотреть, то получается очень любопытная ситуация. Сегодня проблема
НТВ отражает внутренний дисбаланс всей государственно–политической системы.
Вопрос в том, как она будет эволюционировать: сможет ли власть полностью заблокировать
критику в свой адрес на всех федеральных телеканалах, или сохранится возможность
выразить свою позицию. Однако при отсутствии критики власть сама может попасть
в плен иллюзий, что все ее действия хороши и эффективны. И тогда проблемы, накапливающиеся
в обществе, застанут ее врасплох. Кроме того, объективность информации и соблюдение
принципов свободы слова для западных СМИ – основа их доходов. Если в России
объективность информации будет вести к доходам, то можете быть уверены, что
эти принципов будет исповедывать все каналы без исключения.



Е.Г. ЯСИН:


У вас не возникает впечатление, что НТВ возникло как случайное стечение обстоятельств,
а его удушение ведется вполне планомерно?



И.В. ПОТОЦКИЙ:


Именно потому, что этот телеканал возник случайно, сегодня он не может устоять.
Технология построения оппозиционного, независимого от государства средства массовой
информации слишком нестабильна. Когда НТВ создавалось, не было задачи создать
независимое телевидение. А потому никому в голову не могло придти, что однажды
эту независимость придется подтверждать, и тогда в компании обнаружатся многие
финансовые проблемы. Да, финансовое положение РТР не лучше, но это собственность
государства, и этому каналу никогда не придется выяснять отношения с властью
таким образом, как приходится НТВ.



А.М. ЯКОВЛЕВ:


Я думаю, что сегодняшний кризис свободы слова, как и экономический кризис 1998
года, послужит обновлению, оздоровлению и появлению новых импульсов, способных
поддержать свободу слова в России. Хотелось бы надеяться, что в дальнейшем все
большую роль в политической жизни страны станут играть политических партии,
а СМИ будут отражать их деятельность в полном объеме, чтобы избежать идентификации
СМИ с какими-либо политическими субъектами, движимыми пусть даже самыми благородными
идеями.



И.М. КЛЯМКИН:


Мне кажется, что конфликт вокруг НТВ выявил принципиальную проблему: пока у
власти нет независимых конкурентов в обществе, мы не можем говорить ни о каком
правовом государстве. В таких условиях оно может быть либо полицейским, либо
имитационно-правовым, что мы сейчас и наблюдаем. Естественно, что пока у государства
будут сохраняться механизмы влияния на общественные субъекты, оно будет заинтересовано
в контроле над ними, как сейчас происходит с бизнесом. Единственную перспективу
для разрешения этой проблемы я вижу в том, что рано или поздно бизнес осознает
свою особую роль и значение своей независимости для собственного развития.


Пока же бизнес крепко пристегнут к власти и, я считаю, можно говорить о том,
что именно наш крупный бизнес и наше государство являются основным барьером
на пути развития цивилизованных рыночных отношений в России. Кстати, НТВ можно
упрекнуть в том, что последний год оно занималось самозащитой и постоянно апеллировало
к Западу вместо того, чтобы апеллировать к силам внутри общества и способствовать
развитию их самосознания. Неудивительно, что в результате НТВ оказалось без
серьезной общественной поддержки.


Впрочем, на митинге 7 апреля в Останкино я увидел очень интересную тенденцию.
Туда пришло около пятнадцати тысяч человек. Это, конечно, не сто и не двести
тысяч, которые собирались на манифестации в начале девяностых годов, но и по
качеству это был принципиально другой митинг. Раньше на демократические митинги
приходили люди, сакрализировавшие Афанасьева, Попова других лидеров перестройки
и искренне верившие в то, что когда к власти придут демократы, все будет хорошо.
7 апреля к Останкино пришли люди, которые все прекрасно знают и про Гусинского,
и про власть, которая с ним борется, которые воспринимают реальность такой,
какова она есть. Но они пришли туда, потому что почувствовали, что за этими
событиями стоит некий принцип, который надо защитить. И это при том, что за
последний год НТВ ничего не сделало для этих людей, к ним не обращалось и их
интересы не защищало.



Е.Г. ЯСИН:


Я согласен с тем, что без общественной поддержки свобода слова в России будет
оставаться под угрозой. А как обеспечить эту поддержку в условиях, когда демократическая
общественность расколота – большой вопрос. Быть может, самый главный на сегодня
вопрос.


Оглавление:

1. Что представляет собой борьба вокруг НТВ: попытки государства ограничить свободу слова или клановые разборки?
2. Свобода слова и право собственности в переходный период.
3. Существует ли угроза свободе слова? Если да, то в чем она состоит?


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика