Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Питерский фальсификат

02.07.2012
Орешкин Дмитрий

«Мертвые души», «переброс», «избиратели-беспризорники» и прочие фокусы, давшие Путину около 9% лишних голосов. «Новая газета» требует от Генеральной прокуратуры провести проверку по факту появления 204 тысяч новых жителей Санкт-Петербурга и их последующего бесследного исчезновения

«Чем жестче европейским центрам России будут навязывать «азиатскую» модель голосования, тем больше шансов на очередной распад государства»

«Новая газета»  стояла у истоков  движения гражданских наблюдателей на выборах.  Она первая в декабре  прошлого года взяла на себя труд и риск выдать тысяче волонтеров направления на избирательные участки.  Газету не подвели — тысяча повела себя безукоризненно. На следующих выборах в марте число волонтеров выросло до 25 тысяч. И опять без проколов. Это кое-что говорит о нашем народонаселении, не так ли? Во всяком случае, о его существенной части. Снимаю шляпу перед вольным племенем волонтеров — они сделали так много и так добросовестно, как никто не ожидал. Уже одно это заставляет продолжать длинную работу с собранными материалами.

Выборы — не только политический механизм, но и зеркало. Мы сумели оценить степень его кривизны. Этого мало, но достаточно, чтобы по-новому взглянуть на перспективы.

В России есть территории, где  гражданский контроль возможен и даже эффективен. А есть, где практически немыслим: Дагестан, Калмыкия, Ингушетия, Тува, Чечня. И еще в некоторых регионах (не обязательно республиках) — на сельских территориях. Казань, например, или Уфа — доступны для контроля, хотя работать там труднее, чем в Москве или Питере. А татарстанское или башкирское село практически недоступно. Как и во многих русских регионах.

Максимальные показатели поддержки власти фиксируются как раз на непрозрачных территориях. Это около 20 субъектов Федерации с общей численностью избирателей порядка 12—15 млн человек (зависит от того, как считать). Примерно 15% от всего избирательного корпуса России.

Но!  Избирательный корпус России на выборы ходит лениво, а эти 15% почти с абсолютной явкой. То есть среди голосующего электората доля непрозрачных территорий поднимается до 20%. Кроме того, голоса обычных избирателей расходятся по разным корзинам, а непрозрачные территории  генерируют монолитный поток поддержки национального лидера. И только его. В Чечне — 99,8% за Путина. В результате в его персональной копилке доля «непрозрачных» голосов приближается уже к четверти: порядка 12 млн из суммарных 45.

На этом могучем фоне фальсификат, который удается выловить на территориях, доступных контролю, выглядит скромно. Правда, сами территории в электоральном смысле обширнее. В Москве более 7 млн избирателей, в Петербурге почти 4 млн, в Московской области порядка пяти. Благодаря иной социокультурной среде здесь приписки можно оценить аккуратнее. И даже им противодействовать — как 4 марта случилось в столице, где после декабрьских  скандалов власть не решилась пользоваться самым простым и эффективным приемом «ночного фальсификата». В результате в Москве победа в первом туре не состоялась. 

Из чего вовсе не следует, что московские выборы были абсолютно  чистыми. Нет, конечно. Просто возможности жуликов были ограничены жестче обычного. Вместо вольготного «ночного фальсификата» они были вынуждены изобретать голосование «по спискам непрерывного производственного цикла». Но масштаб уже не тот! 

Электоральная легитимность избранного президента в значительной степени зависит от лояльности  элит «непрозрачных» территорий. Условно — Северного Кавказа. От чего зависит лояльность тамошних элит, мы с грехом пополам догадываемся.  

Существующая политическая система («вертикаль») функционально заинтересована в расширении зоны электоральной непрозрачности — как это было в СССР. Проще говоря, в постепенной чеченизации России. 

Беда в том, что объективный вектор урбанизации, информатизации, прошу  прощения, модернизации и всякого прочего развития направлен в прямо  противоположную сторону. Продвинутые и образованные территории активно сопротивляются давлению с востока. Электоральные материалы это  иллюстрируют.

Частный пример. В декабре Петербург дал «Единой  России» лишь 35%. В  марте, с напряжением всех фальсификационных сил, выдавил 59% за Путина. С огромным количеством грязи. В итоге председатель городской избирательной комиссии А.В. Гнетов уходит в отставку, а на его место приходит бывший начальник Тамбовского облизбиркома Алексей Пучнин. В Тамбовской области за ЕР в декабре было 67% и в марте за Путина 72%. Сюжет замечателен с двух точек зрения. Во-первых, для увеличения народной поддержки меняют не  городской менеджмент, а председателя избирательной комиссии. Во-вторых,  налицо та самая попытка впихнуть продвинутый европейский центр в провинциальную систему ценностей. Превратить электоральный Петербург в электоральный Тамбов.

Г-н Пучнин известен тем, что при нем Тамбовская область поставила общероссийский рекорд по голосованию «на дому» — 20%. Дальше можно не объяснять?

Европейский вектор и урбанизация в итоге все равно победят. Путин и его электоральные шулеры обречены. Проблема совсем в другом. Чем жестче продвинутым европейским центрам России будет навязываться азиатская модель управления, тем сильнее будет противостояние. И тем больше шансов на  очередной распад единого государственного пространства в недалеком будущем. 

Чем дольше сохраняется нынешняя фальсифицированная модель государственного менеджмента, тем больший груз преступлений накапливается за ее авторами. Тем страшнее им терять власть. Тем ниже вероятность мирного легального перехода полномочий к законно избранным представителям народа.

И сейчас мы расскажем о том, как социокультурная среда Петербурга сопротивляется вертикальному менеджменту.

Комитет гражданских инициатив провел в Петербурге Круглый стол «Избирательный процесс 2011—2012 гг.: оценки, выводы, предложения». Участвовали ведущие эксперты: Андрей Бузин (независимый аналитик), Оксана Дмитриева (вице-председатель дум-ской фракции «Справедливой России»), Александра Крыленкова («Наблюдатели Санкт-Петербурга»), Лилия Шибанова и Аркадий Любарев (ассоциация «ГОЛОС»), многие другие. Вел дискуссию руководитель комитета Алексей Кудрин. Вот самые яркие выжимки.

Фантомные участки

К. Страхов, депутат муниципального совета Финляндского округа Санкт-Петербурга, изложил модернизированную технологию фальсификации с помощью «фантомных участков».

По официальным данным, в сравнении с декабрьскими выборами в Госдуму, Питер к 4 марта разбогател на 204 тысячи избирателей. При пересчете на год — прирост 816 тыс. человек. Теперь в практическом разрезе. По Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав…» избирательные участки (если речь не о полярных станциях, кораблях и пр.) формируются не позднее чем за 45 дней до голосования. Тем не менее городская избирательная комиссия за 5 (прописью: пять) дней до выборов публикует решение: