Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Максим Артемьев

Сила права и право силы. Ежемесячное обозрение. Февраль 2010-го

01.03.2010

В феврале продолжилась череда акций протеста: митинг в Иркутске против возобновления работы Байкальского ЦБК, с требованием отставки Путина; митинг в Самаре с требованием отставки губернатора… Можно в том же ряду упомянуть открытое письмо депутатов Народного хурала Бурятии – они добиваются отмены январского постановления, разрешающего производство целлюлозы на Байкальском ЦБК. Однако говорить даже о слабом политическом потеплении пока не стоит.


Организатор многотысячного митинга в Калининграде Константин Дорошок объявил о своем выходе из «Солидарности». Одни расценили этот шаг как знак резкого несогласия местных активистов с деятельностью «заезжих московских гастролеров» а ля Борис Немцов, Владимир Милов или Илья Яшин; другие – как результат давления спецслужб. В любом случае, отдельные деревца леса пока не образуют. За последние десять лет Система продемонстрировала колоссальный запас прочности, без потерь проходя через непростые испытания. Ее не поколебали ни захваты заложников в Беслане и на Дубровке, ни  война с Грузией, ни провал в Украине в 2004-м, ни экономический кризис.

Недаром в недавнем интервью президент заметил: «Пока у нас (с Путиным – М.А.) вполне работоспособный такой союз, который, на мой взгляд, приносит определенную пользу нашей стране. Вообще очень хорошо, когда у президента и премьера хорошие отношения. Хуже, когда они какие-то другие».  

Дуэт действительно работает. Кремль вообще показывает себя большим мастером по части политтехнологических конструкций. Но именно поэтому хорошие отношения президента и премьера в том смысле, в каком их понимает Дмитрий Медведев, – это не результат развитой политической культуры и не следствие компромисса между различными группами, а лишь красивый пиаровский трюк, временное аппаратное решение.

***

4 февраля Госсовет Татарстана единогласно утвердил кандидатуру Рустама Минниханова на должность президента республики. Эпоха Минтимера Шаймиева закончилась. В связи с уходом этого влиятельнейшего игрока ельцинского, в первую очередь, времени стоит дать оценку его деятельности, которая была во многих отношениях весьма показательна для той эпохи и отражала реалии не только Татарстана, но и всей политической жизни России.

Напомним вкратце некоторые факты. Летом 1991-го Шаймиев, вчерашний первый секретарь Татарского обкома КПСС, победил на безальтернативных выборах президента республики. В тот же день состоялись выборы президента РФ, которые власти Татарстана саботировали, отказавшись от их организации. В 1993 году Казань точно так же проигнорировала референдумы, выборы в Думу и в Совет Федерации. Зато в 1992-м провела референдум о суверенитете, признанный Конституционным Судом России незаконным, и не подписала Федеративный договор. В августе 1991-го Шаймиев открыто поддержал ГКЧП. А перед тем активно участвовал в попытках Горбачева противопоставить автономии союзным республикам.

Казалось бы   – прегрешений «выше крыши». Но – и здесь начинается самое интересное – любопытна реакция властей новой демократической России на все эти отступления от закона. После провала путча по всей стране были сняты десятки и десятки председателей облисполкомов, причем даже те, которые просто не высказались против ГКЧП. Шаймиев же, публично поддержавший мятежников, вообще избежал какого-либо упрека от Ельцина. Более того – в республику не был назначен, как в другие регионы России, представитель российского президента. Шаймиев просто заявил, что он такого не потерпит, и Москва молча утерлась.

Осенью 93-го, после того как Верховный Совет РФ был распущен, а Хасбулатов с Руцким отправились в тюрьму и все противники Ельцина испуганно замолчали, вновь открылось окно возможностей, которым вновь никто не воспользовался. Шаймиева, грубо проигнорировавшего выборы в Думу и референдум по Конституции, Кремль наградил договором от 15 февраля 1994 года, который предоставил Казани просто невероятные, неслыханные для федеративного государства права. В частности, право не платить многие налоги!

С позиций сегодняшнего дня видно, что все эти бурные демократические перемены начала 90-х, жарко обсуждавшиеся в Москве и вроде бы отражавшие настроение народа, подтвержденное на выборах, не имели почти никакого отношения к реальным устремлениям людей. Казань - более чем миллионный центр с мощным университетом и десятком других вузов; Набережные Челны – полумиллионный город; плюс еще ряд крупных городов. По идее именно они тогда должны были поставлять протестный электорат и актив для демдвижения – рабочих, униженных и разозленных убогой жизнью, тотальным дефицитом, неправдой на каждом шагу; интеллигенцию - «авангард перестройки», – критически мыслящую, умеющую выступать, знающую, как надо действовать власти. Но нет. Все эти рабочие и интеллигенты и не пикали против партноменклатурной верхушки Татарстана, заправлявшей делами в республике,  а если и возражали, то их никто не слышал.

Один из самых развитых регионов России, с обширной прослойкой интеллигенции и наиболее передовым рабочим классом (КАМАЗ и прочие промышленные гиганты) в период наибольшего накала общественной активности был полностью пассивен и равнодушен. И это лучше всего доказывает всю условность наших представлений о «перестройке», что, в свою очередь, важно для понимания последующих событий, в том числе текущих. Добавим, что уже после провала ГКЧП в том же 1991 году на президентских выборах в Кабардино-Балкарии, Якутии, Адыгее, Марий Эл победили партноменклатурщики, причем без всякого труда.

История России в 1991 - 1993 годах ясно показала трусость «реформаторского» центра, его готовность предавать местных демократов, полное наплевательство на закон. Команда Ельцина выбрала путь кулуарных договоренностей с вороватыми региональными элитами, чем и был вызван настоящий развал страны. Ибо не может быть законности казанской, как писал еще В.И. Ленин  – студент-юрист  Казанского университета

Удивительно -  почему тогда все это не замечалось и игнорировалось? СМИ с удовольствием бичевали безвредных и комичных депутатов вроде Юрия Слободкина или Сергея Бабурина; Кремль, порой при помощи ОМОНа, убирал губернаторов типа Лодкина или Росселя за ничтожные прегрешения. В то же самое время Шаймиев - Рахимов могли творить все, что им заблагорассудится. Местные царьки подчинили себе явочным порядком и милицию, и ФСБ, и прокуратуру с судами, присвоили вне всяких правил объекты, которые в других регионах считались федеральными (электростанции, например); сделали своих сыновей мультимиллионерами. Самое страшное и вопиющее насаждение этнократии, помноженное на клановость и невероятную коррупцию, ни у кого в Кремле не вызывало ни малейшего протеста. 

Под лозунгом «Берите суверенитета сколько хотите» с партноменклатурой национальных регионов была осуществлена довольно неприличная сделка. Ее оправдывают тем, что Россия таким образом была спасена от гражданской войны. Но кто поверит, что хотя бы десяток жителей Татарии или Башкирии вышли на баррикады ради интересов своей жиреющей и стремительно обогащающейся верхушки? Кто бы подставил свои головы под пули ради господ Шаймиевых и Рахимовых? Легкость, с какой центр поддался шантажу призраком национализма, просто удивительна. Кстати говоря, когда при Путине была отменена выборность президента Татарстана (чего в 90-е нельзя было представить и в страшном сне) и он стал всего лишь  наместником Москвы, никто даже не поморщился в знак неодобрения и о пресловутом национализме не вспомнил.

Но самое печальное заключается в том, что те, кто строили вроде бы «правовое государство», с первых же шагов убивали всякую легитимность, насаждали двойной стандарт и избирательное правосудие, поощряли нарушение законов. Когда открытым текстом объявлялось, что приватизация в Москве, Татарстане или Башкирии будет проводиться не по федеральным нормам, а по местным, потому что «так надо», а если кто-то из губернаторов попытается возмутиться этой несправедливостью, то он будет снят с должности, – о каком уважении к законам и собственности могла идти речь?

Региональная политика Кремля в 90-е годы – политика пресмыкательства «силы права» перед «правом силы». И это  одна из черт недавнего прошлого, пока недостаточно осознанная. Грядущие успехи «вертикали власти» были заложены, в том числе, и на этом направлении.

Впрочем, нельзя в отношении Шаймиева быть односторонне пристрастными. Его история – это также история успеха. Татарстан получил максимум возможного, де-факто квазинезависимость, без единого выстрела, не пролив ни капли крови. Это указывает на то, что могла получить Чечня, не выбери она путь войны и силового решения проблем. Джохар Дудаев (либо Доку Завгаев, будь он чуточку похитрей и поудачливей) имел все шансы стать чеченским Шаймиевым, но не захотел, выбрал путь революции, свержения власти, партизанской борьбы. Скажем так, Татарстан – это путь беззакония мягкого, щадящего, не опасного для жизни людей. Чечня – это беззаконие оголтелое, безответственное в высшей степени, способное утверждаться только на крови. Будущий исследователь, думается, много времени посвятит сопоставлению этих примеров сепаратизма и их влиянию на ход российских событий и, соответственно, будет рассматривать Шаймиева с учетом данного обстоятельства.

Сегодня же Минтимер Шаймиев, незаметно сдав все «завоевания» татарстанского суверенитета, превратился в этакого гуру, позволяющего себя осторожно фрондировать и наслаждаться почетом.  Конечно, в душе ему горько  сознавать тот факт, что ничего из достигнутого сохранить, по сути, не удалось и даже глава республики назначается из Москвы. Но то, что Шаймиев не поднял свой голос и против этого, убедительно показывает меру искренности его убеждений и все реальное бессилие и непопулярность «национализма», так напугавшего когда-то Кремль.

***

Месяц прошел под знаком милицейских проблем. Заметим, отчасти в шутку, что все они оттого, что у нас до сих пор именно «милиция», а не полиция. России нужна нормальная полиция – как и во всем мире, а не «милиция» – добровольцы, имеющие право на ношение оружия и поддерживающие общественный порядок в свободное от работы время. Живучесть созданной большевиками путаницы в понятиях словно символизирует непреодоленность советского наследия.

Количество скандалов вокруг МВД неуклонно нарастает. То к президенту обращаются бойцы московского ОМОНа  с рассказом о левых заработках своего начальства. То поступают сообщения  о пьяных сотрудниках за рулем, сбивающих граждан. То милиционеры избивают в Екатеринбурге профессора… В феврале шли суды по резонансным преступлениям наших правоохранителей. В Туве слушалось дело сотрудника ДПС, застрелившего подростка; а в столице – экс-начальника ОВД Царицыно Дениса Евсюкова.

На фоне усиливающегося недоверия граждан к своим защитникам и общественного возмущения переходящими всякие рамки ЧП верховная власть обязана что-то предпринимать. Дмитрий Медведев озвучил ряд инициатив и произвел кадровые перемены, о которых было с помпой объявлено: «Сняты с должностей 17 генералов!». Президент пообещал освободить МВД от проведения техосмотра автомобилей, административного выдворения из России иностранных граждан и лиц без гражданства, передать медвытрезвители  в систему здравоохранения. Объявлено также о сокращении числа сотрудников в подразделениях центрального подчинения. Увы, богатый опыт предыдущих реорганизаций и «решительных» реформ МВД побуждает сделать вывод, что все перечисленное лишь очередная показушная кампания.

Правда, некоторые реальные изменения есть, но они  отнюдь не заслуга Кремля. Эти сдвиги происходят от давления общества на милицию. Когда люди стали лучше питаться, одеваться, отдыхать, лечиться, их внимание неизбежно обратилось и на вопросы собственной безопасность, и на культуру общения с властью. То, что мы раньше безропотно терпели, сегодня уже вызывает протест, пусть пока и не массовый.

Вспоминаю себя, наивного, в 1991- 1992 годах. Мне казалось, что после провала ГКЧП и запрета КПСС все сразу изменится, в том числе работа милиции. Еще бы – ведь свершились такие исторические события, о которых вчера еще страшно было подумать! Но даже тогда – по свежим следам разгрома обкомов-райкомов, сноса памятника Дзержинскому, – ничего не поменялось в работе МВД. Так же пытали и били, так же матерились, брали взятки, не регистрировали преступления и т. д. Причина проста – на более качественную работу милиции еще не было общественного заказа.  Как говорится в одном из стихотворений Бродского, «В нищей стране никто вам / Вслед не смотрит с любовью». Россия тогда была нищей страной, где никто никому не улыбался, где за семьдесят лет из людей было вытравлено представление о правах и чувстве достоинства; к тому же они переживали тягчайший стресс от социальной трансформации. Потому никому и не приходило в голову требовать от милиционера вежливости. Угрожающий тон, жестокость и хамство считались само собой разумеющимися вещами, неким неизбежным злом.

Сегодня, как ни крути, общество совсем иное, с другими потребительскими стандартами и требованиями к жизни. За двадцать без малого лет люди многое повидали, произошла смена поколений, и то, что вчера не встречало отпора, сегодня просто так не сходит с рук.

Такой общественный запрос на «иную» милицию власть чувствует и пытается учесть. Делает она это, конечно, в своей парадигме – сугубо бюрократической, без контроля со стороны граждан. Потому вряд ли у нее что- либо путное получится. Но, повторим, небольшие изменения налицо. И гражданское сплочение по отношению к милицейскому произволу  доказывает, что население не сподвигнуть на активность во имя абстрактных идеалов свободы и демократии. Немецкий историк Иоахим Фест писал о «тупой лояльности маленького человека, не ввязывающегося в то, что не касается его лично». Там, где конкретные интересы людей ущемляются, причем самым грубым образом, они уже не станут молчать. Начнут распространять информацию через Интернет, обращаться к журналистам, в суд, выходить на уличные акции. Гражданская активность сегодня произрастает именно на этой, неполитической площадке.

***

В феврале Россия вспоминала об Анатолии Собчаке, со дня смерти которого прошло ровно десять лет.  Удивительно, как на наших глазах проступают затемненные ранее подробности новейшей истории! Лет двенадцать назад Собчак виделся неким рыцарем-одиночкой. Потом оказалось, что у него  была правая рука по имени Владимир Путин. Теперь выясняется, что еще раньше его ближайшим помощником и даже главой его избирательного штаба в 1989 году был Дмитрий Медведев. 

Благодаря открытиям такого рода и собственным интервью Медведев предстает публике в новом свете. При Путине-президенте он считался советником последнего в его бытность председателем комитета по внешним связям питерской мэрии, человеком путинской команды, выдвинутым когда-то самим Владимиром Владимировичем. Теперь Медведев уже член первой команды Собчака, ее важнейшая фигура еще до Путина. 

Оставим историкам разбираться, кто был первым и кто кого выдвигал. Важнее определиться с генезисом нынешней российской власти. Она уходит корнями именно в окружение первого демократического мэра Северной столицы. Удивительно, насколько Анатолий Собчак, считавшийся в общественном мнении чуть ли не пустым демагогом и неудачливым политиком, был силен в сфере кадрового подбора. Помимо Медведева и Путина среди привлеченных мэром-демократом управленцев  были и Кудрин, и Козак, и Греф, и Кох, и многие другие. Если вспомнить и второй эшелон питерской бюрократии при Собчаке, подобранный его выдвиженцами, то тут окажется почти вся нынешняя российская верхушка, начиная с Алексея Миллера.

Таким образом, режим Путина - Медведева всего лишь органическое продолжение курса «прорабов перестройки» конца 80-х - начала 90-х, пусть подобная связь и не афишируется. Впрочем, Путин и Медведев никогда не скрывали своего уважительного отношения к Собчаку.

Отмечаю это обстоятельство не для укора покойному, фигура которого с годами все больше вырисовывается как не понятая современниками, но, безусловно, позитивная. Уже сейчас, наверное, отношение к Собчаку куда лучше, чем к Лужкову, хотя при жизни Анатолия Александровича было совсем не так. Все перемешано, все непросто и многозначно. Сегодняшний государственник – это  вчерашний либерал, и наоборот. Убежденный рыночник вполне может быть антизападником, а радикальный левак – борцом за гражданское общество и многопартийность. Судьба Собчака и перипетии отношения к нему после смерти,  история его «разгромленной» в 1996 году команды ярко демонстрируют драматизм российской истории, непростой ее ход.

***

Выборы в Украине  показали, что все басни об оранжевых, усиленно распространявшиеся в России пять лет,  - брехня, выражаясь тамошним языком. Россияне увидели демократию в действии. Президент набирает всего пять процентов голосов, а действующий премьер проигрывает лидеру оппозиции. При этом никто не давит оппонентов с помощью милиции и спецслужб, не затыкает рот прессе. Проигравший пять лет назад Янукович не затоптан, не изгнан, не маргинализирован, как это происходит с оппозицией у нас, а имеет все возможности для ведения активной парламентской деятельности. Он свободно ездил по стране, собирал многотысячные митинги, выступал на ведущих телеканалах: крупный капитал безбоязненно финансировал его. Даже затеянное Тимошенко  разбирательство в суде – знак того, что действующая власть не имеет никакого преимущества. Словом, так не любимая Путиным «украинизация» не столь уж отвратительная вещь. Скорее напротив.

В те же самые дни, когда украинцы голосовали за нового президента, в Орле тоже шла избирательная кампания. Горожане выбирали мэра. «Партия власти» оказалась в сложном положении – до последнего момента она не знала, кого противопоставить популярному кандидату от коммунистов Василию Иконникову. Оценив довольно активную и изобретательную тактику коммунистов, вожди «ЕР», даже закричали об угрозе «оранжевой революции», тем самым выдав свои глубинные страхи. Наконец единороссы сделали ставку на пришельца из Питера Виктора Сафьянова, руководившего районом Колпино. Когда-то он возглавлял орловское управление ГО-ЧС. Понятно, что за темную лошадку никто бы не проголосовал, а потому началось беспредельное подключение административного ресурса с целью любой ценой пропихнуть во власть нужного человека.

Доходило до абсурда  –  как пишут СМИ, избирательная комиссия признала агитационным материалом даже опубликованный в газете коммунистов «Орловская искра» критический репортаж с заседания избиркома. Аргумент? «Единая Россия» – правящая партия, потому негативный комментарий об избирательной комиссии – агитация против «Единой России»! И суд согласился с этим, оштрафовав газету на 30 тысяч рублей. Вовсю старался губернатор, агитируя за ставленника единороссов. Коммунистов же били без соблюдения всяких правил, привлекая и спецслужбы. Местное отделение Ассоциации некоммерческих организаций в защиту прав избирателей "Голос" заявило, что таких грязных выборов в Орле не было давно.

Но цель оправдывает средства, и город возглавил-таки кандидат от губернатора и «ЕР». Не будем слишком увлекаться морализаторством и сотрясать воздух гневными словесами. Результат выборов говорит не только о силе власти, раз абсолютно темная лошадка побеждает местного лидера. И вряд ли такой результат можно объяснить одними лишь страхом и глупостью избирателей. Все-таки и в основе очередного триумфа «вертикали»   лежат некие базовые инстинкты россиян. Им нравится такая, с позволения сказать, политика и не нравится украинская вольница. Не случайно ни малейшего публичного протеста против беспредела в Орле не последовало.  

Нельзя путать менталитет критически мыслящих интеллектуалов и простого человека, для которого право свободно выбрать – на 124-м месте среди жизненных приоритетов. На эти грабли все время наступает и терпит поражение оппозиция. Нынешняя ситуация безальтернативности освобождает гражданина от бремени выбора, который он не умеет и не желает делать. Жизнь в 90-е годы приучила его к мысли, что свобода политической деятельности – это, скорее, зло. Примерно так же ситуация развивалась и в Веймарской Германии, так что в этом ничего нового нет. Главное же – выборы в Орле  наглядно опровергли сказанное месяцем ранее на Госсовете относительно демократизации и расширения политической конкуренции. Слова словами, но ни один функционер из «вертикали власти» не рискнет ослабить ее позиции, пропустив в руководящее кресло человека со стороны. Как и в советские времена, жизнь разительно отличается от того, что произносится с высоких трибун.  

***

Февраль дохнул на нас не только рекордными морозами, но и холодом неизжитого прошлого. Мэрия Москвы намерена в связи с 65-й годовщиной Победы напомнить горожанам о роли Иосифа Сталина в Великой Отечественной войне. Уже в апреле планируется разместить в разных районах столицы. информационные стенды, рассказывающие о генералиссимусе, Конечно же, сделано это будет «по многочисленным просьбам ветеранских организаций». Кощунственность подобного шага, надругательство над памятью миллионов жертв коммунизма даже не осознаются чиновниками, лишенными всякого морального чувства и исторической памяти, – следствие того, что страна не прошла через жизненно необходимый процесс декоммунизации.

Если подобная экспозиция портретов диктатора, чьими стараниями жертвы СССР во Второй мировой войне были усугублены и достигли небывалых величин, действительно будет иметь место, то Москва приобретет совершенно одиозную славу. Ну, и имидж Лужкова как «прогрессивного реформатора», каковым его считали все 90-е, получит дополнительный оттенок трагической иронии. Зачем смешивать победу над фашизмом и восхваление сталинизма – совершенно непонятно. Нам говорят о простой констатации исторического факта. Но в Германии никому и в голову не придет выставлять портреты Гитлера в исторических музеях.

Глупость решения мэрии стала очевидной даже лидеру «ЕР» Борису Грызлову. Посмотрим теперь за реакцией президента. Поддастся ли он на душещипательные слова о пожеланиях «ветеранов» - как всегда, из числа партноменклатурщиков, подобно Владимиру Долгих, подписавшему обращение к столичным властям.

***

На Олимпиаде в Ванкувере нашу спортивную делегацию преследовали неудачи. Но примечательно, что на этот раз страна не захлебывалась в антизападной истерии – в  отличие от 2002 года, когда на Зимних Играх в Солт-Лейк-Сити  возникали скандалы на почве пристрастного судейства. Нынешний провал стал поводом для критики, обращенной не вовне, а вовнутрь. Причины поражения стали искать не в заговоре против России, а в некомпетентности спортивных чиновников, общей политике в области спорта.

Такая трезвая оценка ситуации, здравый анализ сложившегося положения, несомненно, свидетельствуют об изменениях в сознании людей. Подобные провалы, больно бьющие по национальному самолюбию, имеют и позитивную сторону. Они заставляют реалистично смотреть на вещи. Мир воспринимается в динамике, непрерывном движении.

Да, вчера нам не было равных на лыжне и на льду, а сегодня мы в аутсайдерах. Значит, другие страны выработали более совершенную систему подготовки олимпийцев. Значит, сегодня конкуренция куда выше, и к ней необходимо готовиться уже на другом уровне. Значит, нам нельзя почивать на лаврах, а необходимо неустанно совершенствоваться, интересоваться чужим опытом, быть самокритичнее и более открытыми миру.






комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика