Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» - Евгений Ясин, научный руководитель ГУ ВШЭ, тема беседы – замедление экономического роста и обострение социальной ситуации в стране.

26.01.2005
Евгений Ясин
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» - Евгений Ясин, научный руководитель ГУ ВШЭ, тема беседы – замедление экономического роста и обострение социальной ситуации в стране.

О. БЫЧКОВА

– Добрый день, у микрофона Ольга Бычкова, и сегодня в эфире «Эха Москвы» Евгений Ясин, научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики, добрый день, Евгений Григорьевич.

Е. ЯСИН

– Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА

– И сегодня тема, которую Евгений Ясин хотел специально прокомментировать, все эти проблемы, которые бурно обсуждаются в последние недели и месяцы, ВВП в России растет совсем не так, как хотел бы президент и как вообще все предполагали. Более того, в экономике чуть ли уже говорят не о спаде, события последней недели, это многочисленные акции протеста пенсионеров и не только пенсионеров, которые лишились разного рода льгот или вместо этого получили, видимо, явно недостаточные денежные компенсации, и прочие события. Кому предъявлять претензии, что происходит и где нужно искать причины всех этих неприятностей? Наши слушатели спрашивают постоянно, к кому обращаться и могут ли люди что-то сделать.

Е. ЯСИН

– Я так полагаю, что есть, конечно, люди в правительстве, к которым надо обращаться и требовать от них, я уже говорил, что граждане должны защищать свои интересы, поэтому те акции, на которые они решаются, если они видят прямой урон для своих интересов, для своих прав, то это их право. И я считаю, что, так сказать, правительство и администрация президента и сам президент должны делать из этого выводы. Но в данном случае меня интересует один важный момент. Действительно, может быть, население еще не почувствовало, но темпы роста российской экономики стали падать, сокращаются инвестиции и т.д.

О. БЫЧКОВА

– Население почувствовало инфляцию и рост цен.

Е. ЯСИН

– Да.

О. БЫЧКОВА

– Которые тоже, в общем, объявленным 12 или около того процентам, по личным ощущениям людей, не соответствуют.

Е. ЯСИН

– Начнем с того, что на этот год было объявлено 10, 10 уже точно не получится, потому что уже Кудрин и Игнатьев уже назвали цифру 11.5, это было незадолго до нового года, я думаю, что мы скоро узнаем, что будет, действительно, больше 12. Что происходит? Первое, что происходит, это то, что государство стало оказывать усиленное давление на бизнес. Это связано и с делом ЮКОСа, затем появился прецедент «Вымпелкома», еще много других прецедентов на местах, не всегда публичных, а связанных с тем, что приходят с повторными проверками налоговые службы, говорят – вы нам должны еще заплатить в три раза больше, чем вы раньше заплатили в 2001 году. Точно по модели ЮКОСа или еще какого-то рода такого претензии предъявляются. И бизнес замер, он решил, что он не будет высовываться, он будет скромнее, он будет держаться в тени, он лучше будет увозить капиталы за рубеж. Надо сказать, что у нас особенно неприязненно относятся к крупному бизнесу, слово «олигарх» – это, я не знаю, бандит, что-то такое совсем плохое, это означает иной раз по современным понятиям просто богатый человек. Но я хочу еще раз повторить, что в экономике, которая основана на частной инициативе, в рыночной экономике должны быть и бедные, они не должны быть бедные, бедных не должно быть, но должны быть менее состоятельные и более состоятельные. И разница между ними заключается не в том, что эти проводят свой отпуск во дворе или на огороде, а другие ездят в Куршавели или куда-то еще, тратят сумасшедшие деньги и т.д., разница заключается в том, что те люди, которые имеют много денег, они их вкладывают в производство, в развитие экономики и т.д. Это им выгодно, они на этом зарабатывают прибыль, они имеют возможность более престижного, богатого потребления, это может вызывать зависть и т.д. Но мы должны понять, что, вообще-то говоря, реформы и переход к рыночной экономике делались для того, чтобы были люди, которые тратили бы не государственные деньги на развитие экономики, а свои, и они бы их считали так же, как мы считаем мы свои собственные рубли, вынимая их из кошелька. И собственно, расчет на то, что эти люди будут экономнее расходовать средства, которые они зарабатывают, платить налоги, и государство будет иметь больше для того, чтобы платить врачам, учителям и прочее. На самом деле, мы видели, что при всех огрехах, при всех тех неприятностях, грязи и т.д., которые наблюдались последние 15 лет в нашей экономике, этот процесс все время шел вперед. Но поверьте мне, если вы это не замечали в своей жизни, то я как профессионал за этим наблюдаю. Я вижу, что то, что сначала было совершенно хаосом и каким-то комком грязи, постепенно стало оформляться, вырастать стал более или менее цивилизованный рыночный механизм, в тот момент, когда это уже происходило. Государство решило, что оно будет наводить порядок, результатом этого стало то, что богатые люди перестали выполнять свои функции, они не захотели вкладывать деньги в России. Самые богатые стали вывозить за рубеж. Те, которые победнее, занимаются малым бизнесом, они стали обратно уходить в тень. И вместо того, чтобы иметь процесс нормализации экономики и все более эффективного ее функционирования, мы остановились. Теперь говорят – стабилизационный фонд, если будут падать цены на нефть или будут падать темпы экономики, сможем ли мы компенсировать за счет стабилизационного фонда. Понимаете, интересное какое дело, что сейчас растут цены на нефть – экономика будет падать, поднимутся еще цены на нефть, экономика все равно будет падать, но не падать, темпы роста будут снижаться, я надеюсь, что такого прямого падения не будет, просто наши надежды на быстрое улучшение жизни, они не воплотятся.

О. БЫЧКОВА

– Т.е. она не будет расти так быстро, как могла бы?

Е. ЯСИН

– Она не будет расти, потому что, да, потому что просто-напросто сломан мотор, понимаете, как работал мотор российской экономики последние несколько лет, в России был довольно сильный уже частный сектор. Он активно работал, он был агрессивный, он старался побить конкурентов, не всегда хорошими методами и т.д., но он верил в том, что будущее принадлежит ему, что его миссия – поднять экономику. И он вкладывал, он реагировал на все возможности, которые имеются у нас в стране. Была благоприятная ситуация, которая заключалась в том, что на предшествующих этапах в стране было очень мало денег. И можно было, получая огромные доходы от нефти, можно было превращать эти доллары в рубли, выбрасывать их на рынок, увеличивать активы банков, те давали больше кредитов. И каждый бизнесмен, который хотел наращивать свой бизнес, мог получить кредит, мог получить заем, и на этом росла экономика, причем довольно быстро. Если вы посмотрите, у нас объем кредитов, предоставленных реальной экономике за последние три года, вырос в 6 раз. Это как раз и был мотор оживления. Теперь взяли, дали по рукам, теперь все, мы можем насчитать вам столько налогов, сколько захотим. Вы можете зарабатывать в три раза меньше, а мы насчитаем и что хотите, то и делайте. И тогда люди перестали вкладывать, упала деловая активность. А если упала деловая активность, а вы будете увеличивать денежное предложение или вы будете давать в экономику больше денег, то что будет? Будет инфляция. Мы ее и наблюдаем. Я просто объясняю вам, дорогие сограждане, что богатые тоже нужны. От того, что мы возьмем у них что-то и переделим, мы ничего сами не получим, в крайнем случае – бутылку купим, выпьем и назавтра похмелье, и после похмелья – ничего. Но если эти люди будут вкладывать, черт с ними, пускай едут в «Мерседесах», пускай едут в Куршавели. Только, конечно, на их бы месте я бы сказал так – вы это, пожалуйста, не рекламируйте, ведите себя прилично, я обращаюсь к богатым, вы живете в бедной стране, поэтому вы как-то делайте так, чтобы не возбуждать инстинкты темные у людей, которые не могут себе это позволить. Но всем остальным я хочу сказать, что, в конце концов, когда в стране есть богатые люди, которые вкладывают в свою экономику, мы все становимся богаче. В этом все дело, нас, мы сегодня, все стало снижаться по этой причине. Но самое интересное то, что потом каждый человек подумает, что это ведь кто у нас за экономику отвечает? За экономику отвечает правительство.

О. БЫЧКОВА

– Да, а что правительство делает не так в таком случае?

Е. ЯСИН

– Да, я первое, что хочу сделать, что к этим усилиям по тому, чтобы остановить экономический рост, правительство никакого отношения не имеет, это есть специальные люди, которые сидят в Кремле, которые следят за тем, у кого бы что отнять и кому что отдать или поставить под контроль. Они имеют власть, они этой властью пользуются.

О. БЫЧКОВА

– Но правительство же на кнопочки нажимает.

Е. ЯСИН

– Правительство нет, оно никуда нажимает, после этого выступает Греф и говорит – вы знаете, «Юганскнефтегаз» и «Роснефть» нужно приватизировать. Ну что, сказал, а кто их приватизирует, кому это надо сейчас? Мода на это прошла, по крайней мере, временно. И он, я хорошо понимаю Германа Оскаровича, у него душа болит, совесть мучает, он считает своим долгом высказаться против этой кампании по слому экономического роста России. Но это, можно сказать, глас вопиющего в пустыне, там рядом Илларионов, там издалека, из подворотни Ясин гавкает, еще несколько человек и все. А тогда раздается голос людей, которые вышли на Ленинградское шоссе в Химках. Я понимаю, что люди не о том думали, я думаю, что они не хотели подрывать российский экономический рост точно.

О. БЫЧКОВА

– Кто не хотел?

Е. ЯСИН

– Те, кто пошли на шоссе.

О. БЫЧКОВА

– Не хотели?

Е. ЯСИН

– Нет, они были против несправедливости, которую допустило, в данном случае, правительство. Правительство, идея монетизации льгот принадлежит правительству, можно сказать, что господин Зурабов, которого мы теперь любим почти так же, как Чубайса, он никакого отношения к этому не имел, кроме того, что ему президент поручил заниматься этим вопросом после того, как он был назначен в правительство. Но сама по себе, сам этот проект был очень плохо продуман. Но я просто хочу сказать, что как бы он ни был продуман плохо, какие бы там ни были ошибки, не он влияет на снижение темпа роста российской экономики, не он приводит к росту инфляции, это совсем другие процессы. А что касается работы правительство, то, конечно, нужно требовать, чтобы они те проекты, за которые они отвечают, они, во-первых, осуществлялись бы, во-вторых, они бы готовились гораздо более качественно, и людям бы, во-первых, их интересы полностью учитывали бы, так сказать, придумывали, как эти интересы учесть и удовлетворить.

О. БЫЧКОВА

– Т.е., если говорить не конкретно о монетизации льгот, а об общем затормаживании дел в экономике страны, вы хотите сказать, что главное здесь – это политические решения, которые такие, какие они есть, а не экономическое регулирование непосредственно?

Е. ЯСИН

– Абсолютно.

О. БЫЧКОВА

– Которым занимается и только кабинет министров?

Е. ЯСИН

– Да, вопросами ЮКОСа, вопросами «Вымпелкома» правительство не занималось, это не их инициатива, и это совершенно другая история. Как раз я обращаю внимание на высказывание Андрея Илларионова, с которым я очень часто был не согласен, в данном случае, полностью согласен, когда он сказал, что за все это отвечают, за снижение темпов экономического роста, за все это отвечают люди, которые никакого отношения не имеют к экономической политике. А то, что правительство должно делать, понимаете, я в таком странном положении, они несут ответственность за монетизацию льгот, на самом деле, после президентских выборов кроме административной реформы и монетизации льгот правительство больше ничего не делало, но это как раз те дела, которые вызвали очень большой негативный резонанс, но которые вообще-то можно было и подождать делать. Есть другие, более важные проблемы. Есть пенсионная реформа, реформа образования, военная реформа, реформа здравоохранения, у нас тяжелейшее положение с охраной здоровья, демографический кризис, система здравоохранения рушится. Мы это теперь ждем, годим, как говорил Салтыков-Щедрин, а мы зато занялись льготами. Министр обороны Сергей Борисович Иванов выступает, говорит – давайте немедленно надо отменить отсрочки для студентов, для балалаечников и т.д. Я его понимаю, с его позиций, наверное, трудно, потому что укомплектовать миллионную армию, причем призывников, а там 9% всего от контингента мы набираем. И чисто генеральское мышление, давайте так будем решать эту проблему, но ведь надо же понимать, что так же, как пенсионеры на Ленинградском шоссе, так и матери, у которых сегодня не 10 сыновей, а 1, они костьми лягут и будут защищать своих сыновей от армии. Нужно искать решения проблемы в другом, ведь говорили же – давайте быстрее делать профессиональную армию, давайте будем меньше предъявлять претензий к федеральному бюджету, но сделаем так, чтобы у нас не годовой был срок службы, как сейчас установили, а 6-месячный, а то, может, и вообще чтобы отменить призыв в течение двух или одного года. И во-вторых, если мы не можем так набрать миллионную армию, давайте наберем 500 тыс. Я хочу напомнить вам, что в 21 году после гражданской войны Владимир Ильич Ленин вместо 5-миллионной Красной армии оставил только 500 тыс. и территориальные войска типа милиции, милиции в точном смысле этого слова, а не так, как у нас есть, он решился на это дело. Это было в условиях капиталистического окружения. Что нам сейчас мешает? Если, действительно, каждый раз люди, которые управляют страной, останавливаются на решениях, которые вызывают возмущение людей, они должны как-то задуматься, почему таким образом получается.

О. БЫЧКОВА

– Евгений Ясин, научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики, по вторникам на «Эхе Москвы





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика