Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Политическое замораживание цен

22.09.2005
Гавриленков Евгений
Шесть крупнейших российских нефтяных компаний – ЛУКОЙЛ, ТНК–BP, «Роснефть», «Татнефть», «Сибнефть» и «Сургутнефтегаз» – объявили о замораживании цен на бензин до конца года. Докладывая об этом решении президенту, министр промышленности и энергетики Виктор Христенко констатировал снижение роста нефтедобычи и предложил предоставить компаниям налоговую паузу на время освоения новых месторождений. О политических и экономических тенденциях на российском нефтяном рынке – комментарий главного экономиста компании «Тройка–Диалог» Евгения Гавриленкова.

Решение о замораживании цен на бензин было инспирировано заявлениями ряда представителей власти о том, что компаниям следовало бы не допускать роста цен на бензин, сдерживать его. А поскольку в последнее время после известных событий бизнес особо чувствителен к пожеланиям власти, последовавший шаг следует рассматривать как ответ на подобные пожелания, за которым не стоит серьезной экономической политики.

Сейчас в нефтяной отрасли вообще сложилась довольно парадоксальная ситуация. Проблема заключается в системе налогообложения. Вследствие высоких цен на нефть и деятельности нефтяных компаний государство получает существенную прибыль, которую направляет в стабилизационный фонд или на погашение внешнего долга с опережением графика. В то же время нефтяные компании и энергетический сектор в целом являются довольно активными заемщиками. Эти средства, как мы видели, были необходимы и для перераспределения собственности и для развития бизнеса. Потребности в финансовых ресурсах будет возрастать, если серьезно пойдет речь о разработке новых месторождений. Пока же, поскольку масштабных инвестиций в разведку в отрасли давно не делалось, то нельзя сказать, что компании очень страдают от нехватки ресурсов – все-таки цены на нефть высокие. Тем не менее, добыча нефти начинает тормозиться, в этом году она выросла лишь на 2,5%.

Таким образом, прошлогодние события, связанные с неопределенностью в отношениях собственности, повышенное налогообложение и тот факт, что загрузка действующих мощностей довольно высока, ставят под вопрос дальнейшие перспективы высоких темпов роста в отрасли, которая остро нуждается в капитальных вложениях.

Для привлечения инвестиций в первую очередь необходима определенность, гарантии того, что компаниям не будут предъявлены новые претензии. Впрочем, поскольку львиная доля компаний, остающихся на рынке, является государственными или очень близкими к государству структурами, то, судя по всему, с ними у власти не будет никаких проблем, особенно после того как в ближайшее время «Сибнефть» перейдет под ее контроль.

Вторая составляющая стимулирования инвестиционных процессов, – нормальное и стабильное налоговое законодательство в нефтяной отрасли. Сейчас раздаются довольно смешанные сигналы: одни правительственные чиновники говорят о том, что надо поднять экспортные пошлины, заставить компании платить больше денег в бюджет, тогда как Герман Греф заявлял, что нефтяная отрасль перегружена по части налогообложения. Скорее всего, через полгода или год, когда станет очевидно, что компаниям не хватает крупных финансовых ресурсов для масштабного инвестирования в разведку, добычу, бурение, налоговое давление так или иначе будет снижено. Но для этого должна пройти своего рода «общественная дискуссия» в правительстве, приняты соответствующие поправки в законодательство, предложена новая формула для расчета экспортных пошлин или же разработано дифференцированное налогообложение доходов от нефтедобычи. Это займет какое-то время, возможно, даже будут объявлены какие-либо налоговые каникулы, о чем недавно упоминал Виктор Христенко.

Между тем и соглашение между нефтяными компаниями, и выступление Христенко – это реакции на политические вызовы текущего момента. У правительства есть достаточно широкое и, на мой взгляд, не совсем верное представление о том, что именно цены на топливо являются основной причиной инфляции. На эту тему любят говорить чиновники и из Центрального банка, и из Министерства финансов, пытаясь переадресовать естественные вопросы по поводу сохраняющейся высокой инфляции к нефтяным компаниям. Сейчас достаточно серьезно обсуждается следующая точка зрения: основная причина инфляции – высокие цены на энергоносители, которые, нарастая, стимулируют спрос на остальную продукцию; это инфляция обусловлена издержками и высокой ценой на нефть, которая привязывает внутренние цены к внешним. Раньше, если вспомнить, аналогичные претензии предъявлялись и к транспортникам, как будто бы рост тарифов на перевозки был одним из основных источником высокой инфляции.

Мне кажется, в этом рассуждении несколько смещены акценты. И решение нефтяных компаний лишь отражает опасения правительства по поводу высокой инфляции и попытку сделать хоть что-то в условиях, когда нет политической воли не увеличивать хронически растущие государственные расходы. Именно последнее обстоятельство будет приводить к постоянно высокому инфляционному фону, примерно на уровне нынешних 12%. Возможно, сдерживание роста цен на бензин и поможет снизить инфляцию, но лишь на доли процента, что погоды явно не сделает. Если бы все было так просто, если бы действительно основная причина инфляции была в цене бензина, железнодорожных или коммунальных тарифах, то инфляцию давно бы снизили до обещанных однозначных цифр.

А пока производители приняли добровольно-принудительное решение, которое сами расценивают как ответ на текущие политические вызовы, а не экономический инструмент. В долгосрочном плане это будет порождать только еще большую неэффективность использования ресурсов.

Спрос на бензин, невзирая на увеличивающиеся цены, не падает, и количество транспорта на дорогах не уменьшается. А постоянные простои и пробки на дорогах приводят к еще большему сжиганию топлива. На расстояние, которое можно было бы проехать за десять минут, порой уходит два часа. Соответственно, в разы увеличиваются расходы топлива и теряется самый дорогой ресурс – время. Мы привыкли измерять топливо только тоннами, в лучшем случае – рублями, но совсем не привыкли считать, сколько стоят сорванные переговоры, несостоявшиеся контракты, отложенные обсуждения, неродившиеся идеи.

Россия – огромная страна с существенно отличающимися доходами населения и бизнеса в разных регионах. И тем более странно, когда цены на недвижимость или продукты в одном регионе в разы отличаются от стоимости тех же товаров и услуг в другом, отражая более высокий или более низкий уровень доходов бизнеса и населения, тогда как цены на бензин примерно равны по всей стране. Поддерживая единый уровень цен на бензин по всей России, мы порождаем в одних регионах диспропорции, связанные с его перепотреблением и просто неэффективностью функционирования экономики, а в других создаем ситуации, когда даже, скажем, 5-10 процентный рост цен на топливо приводит к серьезным экономическим проблемам. И с учетом сложившегося переходного момента и неравномерного распределения доходов по регионам, возможно, имело бы смысл подумать и о том, как создать региональную дифференциацию цен на топливо, что позволило бы отчасти снизить неэффективность использования энергетических ресурсов.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика