Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Сто дней Никиты Белых

06.06.2005
Судьбу партии «Союз правых сил» с новым, наконец-то избранным лидером, начатую комментарием Алексея Кара-Мурзы, продолжает статья эксперта Института экономики переходного периода, члена Совета Фонда «Либеральная миссия» Сергея Жаворонкова. Он более скептически относится к успехам партии последнего времени и считает, что именно в этот кризисный момент лидер партии должен проявить себя.

На протяжении последних полутора лет партия «Союз правых сил» находилась в состоянии глубокого анабиоза. В принципе, само избрание нового лидера, молодого и успешного регионала Никиты Белых, который сейчас ставит на кон свою личную карьеру, способно вдохнуть жизнь в партию. Это видно хотя бы по тому информационному прорыву в федеральные СМИ, который совершенно бесплатно осуществил СПС в последние недели. Впрочем, это заслуга не только Белых, но и его конкурента – Ивана Старикова, развернувшего бурную кампанию по выдвижению своей альтернативной кандидатуры. Можно сказать, что альтернативные выборы пошли на пользу партии. Никакого раскола не произошло, наоборот, соперники пожали друг другу руки и пообещали работать вместе. В ходе подготовки к съезду произошло существенное сближение позиций кандидатов. Но – об этом позднее.

Собственно, в чем были проблемы СПС на протяжении последних полутора лет? Примерно половина членов федерального политсовета, избранных на съезде в январе 2004 года, либо просто поступили на службу в государственную компанию РАО ЕЭС, либо находятся в коммерческой зависимости от нее. В президиуме политсовета сформировалась коалиция трех из пяти членов – Леонида Гозмана, Виктора Некрутенко и Бориса Минца, занявших консолидированную позицию по всем значимым вопросам. Несогласные члены Политсовета, руководители региональных организаций ставились в положение парий, чье мнение, а тем более предложение партийного проекта, отвергалось автоматически. В партии сложилась совершенно нетерпимая атмосфера поиска врагов, кухонной сплетни, шантажа угрозой отлучения от финансирования РАО ЕЭС, впрочем, как признал накануне съезда и сам Леонид Гозман, «совершенно незначительного».

Складывалось впечатление, что идеологический «тяни-толкай», демонстрируемый руководством партии, направлен на оправдание властей и критику оппозиционных партий. Нет, формально СПС критиковал курс на отмену выборов, сворачивание гражданских свобод, эскалацию силовой олигархии, ликвидацию правосудия и тотальную цензуру СМИ. Однако при этом руководство СПС табуировало фамилию «Путин», как будто бы решения в стране принимает другой человек, и старательно выискивало ту страшную угрозу «коммунизма» и «национал-социализма», которая позволила бы поддержать преемника Путина или, говоря откровенно, его третий срок. Верхом маразма стали промежуточные голосования на ноябрьском политсовете, когда большинство поддержало резолюцию, призывающую отказаться от участия во Всероссийском гражданском конгрессе Георгия Сатарова и Людмилы Алексеевой под предлогом якобы того, что организаторы предлагают «объединиться с коммунистами для противостояния лично Путину». Впрочем, в конце политсовета решение было заменено на другое, более благообразное.

Между тем с содержательной работой у «Союза правых сил» сейчас туго. Он проиграл выборы в половине регионов, в которых участвовал (а участвовал он далеко не везде), при этом лишь в четырех областях – Архангельской, Брянской, Курганской и Амурской преодолел 7-процентный барьер. Уничтожена партийная газета. Свернута сеть общественных приемных, закрыты многие региональные офисы. Уже год не могут создать молодежную организацию, хотя на многочисленные итерации потрачено немало денег (конечно же, в Москве). Нет никаких электоральных проектов. Политсовет проигнорировал решение июньского съезда СПС о проведении внутрипартийных праймерис, хотя именно этим оправдывался отказ от немедленного избрания лидера в июне 2004 года.

На совете партии в январе 2005 года стало понятно, что зреет бунт. Внутрипартийную оппозицию возглавил секретарь политсовета Иван Стариков, призвавший к определению четкой оппозиционной ниши СПС, объединению с «Яблоком» и другими демократами, сосредоточению на региональных электоральных проектах вместо содержания огромного бюрократического аппарата партии. Многие регионы открыто заговорили, что СПС как партия не имеет перспектив.

В ответ Анатолий Чубайс предложил избрать, наконец, председателем партии Леонида Гозмана, одного из руководителей столь запомнившейся «самолетом» и отказом от гражданского контроля над выборами кампании 2003 года. Однако, против него выступили не только «оппозиционеры», но и партийный аппарат. Пришлось искать новую «конструкцию». Ее нашли в связке вице-губернатора Перми Никиты Белых (председатель) и того же Гозмана (заместитель), одновременно с отменой монополии РАО ЕЭС на финансирование партии. Такое решение поддержали Борис Немцов и Егор Гайдар, взялся энергично реализовывать партийный аппарат. Естественно, «оппозиция» заподозрила, что Никита Белых будет всего-навсего ширмой для всевластия Леонида Гозмана.

На первом этапе кампания «за Белых» (подчеркиваю, не самого Белых) свелась к тому, что партийный аппарат вынуждал региональные организации поддержать официального кандидата и налаживал контроль над открытым голосованием за поправки в партийный Устав о введении поста зама, для принятия которых было необходимо две трети голосов, после чего, по мысли устроителей, оппозиция должна была быть деморализована и дальнейшее стало бы делом техники. Параллельно с угрозами раздавались посулы щедрого финансирования в будущем, буквально с понедельника.

Однако надо отдать должное сторонникам связки «Белых–Гозман», ближе к съезду они сделали ставку на публичный диалог и свели к минимуму аппаратные методы.

Никита Белых перехватил электорат Старикова, произнеся жесткую оппозиционную речь и заявив, что присутствующим предстоит бороться за прохождение в парламент в условиях фальсификаций. Белых высказался в поддержку объединения демократов, но обозначил, что финальная возможность договориться – лето 2006 года, дальше надо идти самостоятельно. Стариков предложил дать региональным организациям право самостоятельно выдвигать списки кандидатов в региональные органы власти и представлять съезду партии региональные корзины на выборах в Государственную думу, но Белых немедленно поддержал эти популярные поправки, первая из которых была принята съездом, а вторая «потерялась» в секретариате – впрочем, ее принятие на следующем съезде предопределено.

Фактически Стариков потерял «мишень» для критики, его тезисы вместо откровений превратились в банальности, с которыми согласен и Никита Белых. Сыграло роль и не очень удачное выступление самого Старикова, и тот самый «административный ресурс» аппарата. Нашлись и те, кто, гарантируя поддержку, в последний момент переметнулся к связке «Белых–Гозман», забыв, вероятно, что с подобными «людьми слова» со времен античности расплачиваются фальшивым золотом.

В настоящее время убедительно выигравший выборы Никита Белых имеет значительный резерв доверия внутри партии. Однако, учитывая взятые им обязательства и розданные за него обещания, ситуация далеко не безоблачна.

На мой взгляд, успех политической карьеры Белых зависит от трех обстоятельств: способности на деле лично возглавить партию, в частности, четко подтверждая изложенную в «тронной речи» программу и взяв на себя переговоры по объединению демократических сил; изменения приоритетов партийной работы и морального климата в партии, поддержки эффективных проектов и региональных организаций, а не «правильных»; установления контроля над аппаратом партии, превращения его из политического органа в технический.

Новому правительству обычно дают 100 дней, в течение которых оно должно добиться хотя бы некоторых позитивных сдвигов. Отсчет ста дней Никиты Белых пошел.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика