Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Ватикан и РПЦ: будут ли перемены?

21.04.2005
Новым главой Римско-католической церкви избран кардинал Йозеф Ратцингер, ставший Папой Бенедиктом XVI. Глава русской православной церкви Алексий II уже выразил надежды на сближение отношений между церквями после восшествия на престол нового Папы. Что вызывало разногласия между Ватиканом и РПЦ в период правления предыдущего Папы? И как могут измениться отношения между церквями в будущем? На эти вопросы отвечает член Папского совета по делам мирян Алексей Юдин.

Пока об изменениях политики Ватикана судить сложно. Иногда человек, который приходит на престол Святого Апостола Петра и становится Папой Римским, реализуется несколько иначе, чем до этого момента. Пока мы можем судить о кардинале Йозефе Ратцингере как о богослове и префекте Конгрегации вероучения. Известны представления о церкви нового Папы, его суждения о современном мире – иногда очень жесткие, но ясные по своей сути. Но то, каким он будет папой, однозначно сказать нельзя, это покажет ближайшее будущее.

Можно сказать, что новый понтификат будет продолжать логику понтификата предшествующего. Поскольку кардинал Ратцингер долгое время занимал пост префекта Конгрегации вероучения, значительная доля доктринальных установок в понтификат Иоанна Павла II находила выражение в документах этой конгрегации. Кардинал Ратцингер, прежде всего, богослов, а потому у него есть очень четкое и ясно представление о том, что такое Католическая церковь. Причем богословие нового папы имеет очень ясную проекцию на состояние современного мира. В этом нас убеждают его недавние высказывания, его речь в итальянском Сенате, а также его книга о современной Европе – ее духовных корнях, ее развитии, ее целях, ее будущем. Так что, возможно, изменения в политике понтификата будут связаны с тем, что меньший акцент будет ставится на таких областях церковного учительства, пользовавшихся особым вниманием Иоанна Павла II, как нравственное богословие или сексуальная этика, и деятельность нового Папы в большей степени будет направлена на решение собственно церковных проблем – не отвлеченных, а конкретных и актуальных и связанных прежде всего с прояснением католической идентичности и сдерживанию влияния нигилизма, радикального либерализма и религиозного релятивизма внутри церкви.

Что касается изменения отношений между Русской православной церковью и Ватиканом, то РПЦ почти напрямую высказывала ожидания: в нынешний понтификат отношения между церквями будут строиться заново. Насколько эти ожидания оправдаются и насколько они будут зависеть от личности папы, сказать сложно. Мне кажется, что хотя личность папы важна, но намного серьезнее существующие противоречия между католиками и православными в комплексе. Надо сосредоточиться на их решении, причем как на местном уровне, так и в контексте общецерковного диалога.

Отсутствие взаимопонимания между РПЦ и Ватиканом при Иоанне Павле II объяснялось как объективными, так и субъективными причинами. Причем с католической стороны субъективных сложностей было меньше, потому что прежний Папа уделял огромное внимание восточному направлению в целом и отношениям с православным миром и Русской православной церковью в частности. Однако практически все его инициативы были свернуты или остались невостребованными, как это было с его посланием, посвященным тысячелетию крещения Руси. Многие другие конкретные инициативы или документы, в которых были изложены его шаги навстречу РПЦ, тоже остались без ответа. Неоднократно как в светских, так и в церковных православных кругах мне приходилось слышать домыслы, что, мол, Папа поляк, а следовательно он чужд и враждебен России, а также Русской православной церкви – это довольно странное, мягко говоря, суждение. Тем временем появились и объективные проблемы взаимоотношений между католицизмом и православием, которые не получали разрешения. И все это вместе слилось в очень сложный клубок противоречий.

Пока сложно сказать что-то определенное об отношениях нового Папы и Русской православной церкви. Некоторые документы, которые издавал кардинал Ратцингер, вызывали достаточно резкую реакцию в православных кругах. Очень многим православным комментаторам и богословам казалось, что он отходит от экуменического направления, заданного Вторым Ватиканским собором. Но критика со стороны православных кругов была все-таки несколько неадекватной, потому что все документы, издаваемые конгрегацией вероучения, четко опирались на документы Второго Ватиканского собора. Непосредственно же на тему православно-католических отношений кардинал Ратцингер практически никогда не высказывался.

Отношения Ватикана с Русской православной церковью зависят от целого комплекса вопросов. Русское направление в православно-католическом диалоге несколько отличается от аналогичного направления взаимоотношений с Константинопольским патриархатом и другими поместными православными церквами. Нынешние отношения между Католической и Русской православной церковью аномальны. Ситуация была бы преодолена, если бы между церквями возникло бы хотя бы паритетное церковное общение. Идеальным и, на мой взгляд, вполне реальным вариантом было бы полное восстановление евхаристического общения, т. е. общения в таинствах. Однако о создании какой-то единой церковной структуры в ближайшей перспективе говорить не приходится.

К сближению церквей все шло в конце 1980-х годов. Результаты прежнего этапа богословского диалога были достаточно обнадеживающими. Но появились новые политические реалии, которые пробудили дремавшие церковные вопросы, в первую очередь связанные с восстановлением деятельности греко-католических структур на тех территориях, которые Русская православная церковь считала своими каноническими территориями. Стал актуален вопрос о прозелитизме со стороны католиков. Все это резко изменило направление диалога и взаимоотношений между церквями и привело к тому, что в настоящий момент церкви просто не слышат друг друга.

Между тем если говорить о том же прозелитизме, для начала следует установить четкие критерии того, что понимается под этим довольно сложным явлением. Такие критерии представлены в документах международного экуменического сообщества, в частности Всемирного совета церквей. Там современное понимание прозелитизма подвергнуто четкой проработке, и есть определенные пункты, по которым можно судить, является ли конкретное действие прозелитизмом или нет. Однако в странных отношениях между католиками и православными в России по вопросам прозелитизма мы видим абсолютную расплывчатость формулировок. В основе конфликта лежит вопрос: как расценивать случаи, когда верующий из одной христианской общины переходит в другую? Ведь это может быть его добровольным решением, а это может быть обусловлено ситуацией, в которой были применены недостойные способы. Русская православная церковь считает, что любой факт перехода верующих – это свидетельство прозелитизма со стороны католиков. Даже любая форма социальной деятельности католиков в России – открытие приютов, благотворительных учреждений, бесплатных столовых, а то и появление известных фигур Католической церкви в публичных местах – расценивается как акты прозелитического пиара. И, пожалуй, основной вопрос в том, являются ли все эти случаи таковыми с точки зрения нормальной логики.

В любом случае в отношении Русской православной церкви и Католической церкви многое должно перемениться. И личность кардинала Ратцингера в качестве Папы Бенедикта XVI должна сыграть в этом процессе свою роль. Насколько роль Папы будет велика – зависит исключительно от него самого.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика