Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Террор полицейского государства

23.12.2004
На этой неделе был вынесен приговор суда в отношении семи членов Национал-большевистской партии, захвативших 2 августа здание министерства здравоохранения в знак протеста против законопроекта по монетизации льгот. Активисты НБП были признаны виновными в «умышленном уничтожении или повреждении имущества» и «вандализме» и приговорены к пяти годам лишения свободы. Приговор суда комментирует председатель Московского молодежного «Яблока» Илья Яшин.

В настоящий момент Национал-большевистская партия, очевидно, является наиболее радикальной из протестных гражданских организаций. Методы НБП не бесспорны и не всегда укладываются в рамки действующего законодательства. Тем не менее, надо признать, что эта гражданская организация является самой оппозиционной установившемуся режиму президента Путина. При этом власть демонстрирует абсолютную неадекватность своей реакции на действия национал-большевиков и делает совершенно неправильные выводы из их акций. Вместо того чтобы дать возможность хоть какой-то социальной разрядки, направленной против принятия инициируемых властью спорных законопроектов, вместо корректировки своего политического курса, она еще больше «закручивает гайки».

Сейчас семь человек за мирную гражданскую акцию протеста получили по пять лет лишения свободы, еще сорок человек находятся под арестом за мирную акцию протеста в Администрации президента, а житель Красноярска получил полгода лишения свободы за критику политики власти на сайте, – все это говорит о том, что власть начала кампанию полицейского террора. Ее цель – запугать тех, кто готов выходить на улицу, и переместить протест с улицы на кухню.

В условиях уничтожения пространства публичной политики и повсеместного «закручивания гаек», когда парламент перестал был местом для политической дискуссии, как выразился лидер «Единой России» Борис Грызлов, гражданский социальный протест приобретает иные формы. Ведь от того, что власть не хочет его замечать, он никуда не денется. Протестные настроения не могут просто исчезнуть по мановению волшебной палочки, как того, наверное, хотелось бы Путину, Суркову и другим представителям власти. Когда оппозиционный протест выдавливают с легальных площадок для дискуссии, таких как парламент и телевидение, он выплескивается на улицу. И чем больше власть давит на оппозицию, тем радикальнее становится протест.

Не случайно, за последний год увеличилось количество радикальных акций протеста. Если раньше такие формы публичного несогласия в политикой властей были свойственны исключительно национал-большевикам, давно практикующим подобные методы, то сейчас их взяли на вооружение и большинство левых политических организаций, в том числе представители молодежного крыла КПРФ, и либералы, у которых это тоже получается довольно успешно. Московское молодежное «Яблоко», например, зачастую даже критикуют за излишнюю радикальность. Но у нас есть одно принципиальное отличие то национал-большевиков, несмотря на то, что иногда, как кажется, некоторые методы совпадают.

После последней акции протеста НБП число политических заключенных членов этой партии увеличилось до 50 человек. По большому счету, это ни к чему это не привело, и не дало никакого реального результата, кроме еще большего «закручивания гаек» со стороны властей. Поэтому я уверен, что игра не стоила свеч. Не надо было кидать ребят грудью на баррикады просто для того, чтобы Лимонов в очередном интервью с гордостью мог констатировать рост числа политзаключенных–членов НБП. Будучи либералом, я считаю, что к человеческой свободе надо относиться с большим уважением, не считать людей пушечным мясом и не бросать их на баррикады так бездумно.

Когда Московское молодежное «Яблоко» проводило широко известную акцию на Лубянке, под лозунгом «Долой самодержавие!» забросав барельеф Андропова на здании ФСБ, основным нашим приоритетом было не информационное освещение, а безопасность активистов. Мы создали целую юридическую экспертную группу, подготовившую специальные индивидуальные памятки для всех участников акции, в которых было четко расписано, как человек должен себя вести по окончанию акции, какие вопросы могут ему задавать дознаватели ФСБ и как ему нужно на них отвечать, чтобы не попасть впросак. И это дало свои результаты. По итогам такой достаточно радикальной акции, которая фактически наносила личное оскорбление Путину, ее участники отделались штрафом 500 рублей, а некоторые – только легким испугом. В отношении к активистам и сторонникам и заключается принципиальное различие между тем, что делаем мы, и между тем, что делает НБП.

Между тем пока все эти радикальные акции не приводят к главному результату – власть не может или не хочет делать из них правильных выводов. Ведь чем больше она будет давить на оппозицию, вытесняя ее во внепарламентское и маргинальное поле, тем больше проблем у нее будет. Поставим себя на место членов НБП. Что им остается делать после того, как 50 членов партии оказались за решеткой? Какой должен быть следующий логичный шаг с их стороны? Они просто перейдут к практике террора. Власти, возможно, это и выгодно, потому что так НБП будет гораздо удобнее уничтожить, но, я думаю, российскому обществу такой вариант совершенно не нужен, он может привести только к серьезным социальным катаклизмам.

Сегодня главная задача власти – попытаться наладить нормальный конструктивный диалог с гражданским обществом. Не надо пытаться нас запугивать, это все равно не удастся. Как показывает история, когда власть действует методами полицейского террора, которое сегодня взяла на вооружение российская власть, это приводит не к гражданской консолидации, а к росту глухого раздражения в обществе, который в итоге трансформируется в социальный взрыв.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика