Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Беларусь: диктатура и выборы

18.10.2004
В Беларуси состоялись парламентские выборы и всенародный референдум, на котором фактически решался вопрос о пожизненном президентстве Александра Лукашенко. По официальным данным, 82,6% проголосовавших положительно ответили на вопрос референдума. Стоит ли доверять этим данным? Каковы тенденции общественных настроений в Беларуси? Что делать в существующей ситуации белорусской оппозиции? На эти вопросы отвечает один из координаторов движения «Зубр» Владимир Кобец.

Вчера в Беларуси прошло то, что власти называют народным референдумом. На самом деле, это была очередная пропагандистская кампания Александра Лукашенко. Мы не считаем прошедшие выборы и референдум ни честными, ни справедливыми, потому что вся предвыборная кампания велась односторонне и была построена на откровенной лжи. Оппоненты режима не имели никакой возможности высказываться в государственных средствах массовой информации, и хоть как-то бороться с потоком агрессивной пропаганды, заполнившей телевещание. Оппозицию обвиняли во всех грехах от продажности западным спецслужбам до невозможности вообще что-либо предложить народу.

В результате Лукашенко решил свою главную проблему, преодолев конституционные ограничения срока пребывания одного человека на посту президента. Для этого необходимо было набрать 50% от списочного состава людей. Если судить по социологическим опросам, которые проводились на протяжении последних двух лет как белорусскими, так и международными независимыми институтами, эта задача была для него невыполнима – в Беларуси никак не могло набраться более 50% сторонников изменения Конституции по предложенной президентом формулировке.

В ходе выборов и референдума независимыми наблюдателями было зафиксировано множество манипуляций. Однако надо понимать их технологию. Беларусь – страна с нереформированной экономикой, в которой большинство предприятий принадлежит государству. Поэтому система государственного контроля очень сильна. Исполнительной вертикали и директорату была поставлена задача обеспечить явку и повлиять на результаты голосования. Люди голосовали досрочно не потому, что в день голосования должны они были куда-то уезжать. Они сгонялись на избирательные участки заводами и общежитиями. В движение «Зубр» приходили десятки писем от студентов, в которых они писали об угрозах отчисления из университета или выселения из общежития, если человек не проголосует. Независимое наблюдение над досрочным голосованием было минимальным, и даже в день голосования наблюдатели часто изгонялись с избирательных участков, не говоря о том, что присутствовали отнюдь не на всех участках. Проследить за тем, что делалось с бюллетенями в ходе досрочного голосования, было практически невозможно.

Сегодня многие утверждают, что вообще не может быть доверия к данным по досрочному голосованию. Если, по информации Центризбиркома, 17,5% избирателей проголосовали досрочно, то независимые наблюдатели говорят о 20% досрочно проголосовавших от числа избирателей. Причем такие данные приводятся не только по сельским и промышленным областям, но и по районам Минска, где досрочное голосование в таких масштабах вообще невозможно представить. Однако, вопреки любой логике, в одном из спальных районов Минска, где нет ни общежитий, ни предприятий, досрочно проголосовало 37% избирателей.

Власть сделала то, что должна была сделать. Ни один из оппозиционных кандидатов не прошел в парламент, несмотря на прогнозы независимых социологических служб. Поэтому относиться к выборам и референдуму можно только с грустной улыбкой. Радости они вызывать не могут, поскольку никто не знает, что последует далее. Сейчас Лукашенко вполне может начать массовые репрессии.

Мне трудно говорить о том, что в этой ситуации должна делать оппозиция. Все-таки здесь речь идет о политике, а «Зубр» – движение общественное. Мы были готовы к нынешнему развитию ситуации, мы предупреждали об этом партии и на протяжении всего года добивались от них более жесткой позиции по объединению в единый блок и проведению полноценной политической кампании, чтобы дойти до избирателей, чтобы в итоге люди вышли на улицу отстаивать интересы своих кандидатов. Я не верю в то, что референдум отражает реальную поддержку Лукашенко общественным мнением. Сейчас власть создает фиктивные социологические службы, но их данные не отражают настроения людей.

В ближайшие дни в Минске состоятся акции по подведению итогов выборов и референдума. Не думаю, что они будут иметь по-настоящему массовый характер, потому что атмосфера страха в стране никуда не делась. Люди боятся, особенно после того, как были озвучены результаты выборов и референдума. Ведь при том, что явка была действительно высокой, большинство все-таки голосовало «против». Это очевидно, стоит послушать хотя бы разговоры людей.

Ведь белорусы – нормальный европейский народ. Страна жила и до Лукашенко, и без него. Тогда Беларусь двигалась по пути демократии, плохо или хорошо – другой вопрос. Это был период после распада СССР, очень сложный, и естественно, что люди связывают те времена с экономическими и личными проблемами. Сегодня жизнь стала относительно лучше – по разным причинам, которые требуют более подробного рассмотрения. Готовы ли белорусы к смене власти? Независимые социологические службы говорят, что да. Готовы ли они сегодня к массовым протестам? На данный момент – нет. Причина такой неготовности, на мой взгляд, состоит в том, что оппозиция сама не призывает их к этому так, как следовало бы. Она не так активна, она не объединена. Коалиции «Пятерка », «Свободная Беларусь» должны были бы объединиться в один блок задолго до выборов.

Еще более важная проблема – атмосфера страха в стране, которая заставляет людей молчать. Это проходили все страны, в которых были диктатуры. Сейчас наше общество находится в том состоянии, когда люди уже не приемлют существующую ситуацию, но большинство не верит, что можно что-то сделать. Большинство даже не знает, что оно существует. Ведь такие манипуляции с выборами как раз и направлены на то, чтобы подорвать у людей веру, чтобы люди засомневались в том, что их больше. Однако, по данным социологических опросов, ситуация в Беларуси пока еще не такая, как на Украине. Там страх практически отсутствует. Сегодня уже менее 50% жителей Украины не уверены в возможности перемен. А поскольку оппозиция продолжает вести там мощную позитивную кампанию, такие настроения продолжают падать. В Беларуси, к сожалению, такого нет. В силу своей неуверенности люди боятся. Здесь потерять работу из-за политики – это значит оставить свою семью без средств к существованию. Многим уже осточертела эта власть, они не приемлют диктатуру Лукашенко, сидят на кухне, обсуждают это между собой, но боятся выйти на улицу, потому что опасаются неминуемых репрессий. Главная проблема – снять этот страх. А общество, я думаю, уже готово к переменам.

Через два года в стране президентские выборы. Думаю, сейчас, после выборов расправа над оппозицией начнется с новой силой. И для того чтобы противостоять этим действиям, оппозиции необходимо сплотиться, как можно скорее создать мощный блок, который бы объединил все демократические силы, и предложить внятную концепцию выхода из сложившейся ситуации. Следует как можно скорее найти единого кандидата от оппозиции на будущих президентских выборах или, по крайней мере, алгоритм его поиска.

Конечно же, было бы уместно проведение оппозицией массовых акций протеста против режима Лукашенко. Однако партии в ходе избирательной кампании не призывали людей к участию в каких-то акциях, а ориентировали людей только на голосование. По нашему мнению, это тоже ошибка. При диктатуре не может быть выборов.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика