Просим внимания! Вы находитесь на страницах архивной версии сайта. Перейти на новый сайт >>

Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Бессистемная реформа системы

28.09.2004
На прошлой неделе комитет Государственной думы по конституционному законодательству и государственному строительству рекомендовал принять поправки в закон «О правительстве РФ», разрешающие лицам, замещающим должности категории «А», в том числе и министрам, быть руководителями общественных объединений. О бессистемности нынешнего реформирования политической системы – комментарий вице-президента Фонда «ИНДЕМ» Михаила Краснова.

Поправки в Закон «О правительстве РФ», скорее всего, будут приняты. Но они не только бесполезны, а в определенных аспектах даже вредны. Это все равно, что при раке прописывать анальгин. И, разумеется, за этим не стоит видеть попытки реформировать политическую систему, хотя она как раз нуждается в реформировании, поскольку не продуцирует политическую конкуренцию. Причем конкуренции не просто еще нет – наша система так институционально устроена, что политическая конкуренция невозможна. Можно предположить, что депутаты, приняв эти поправки, отрапортуют: у нас теперь будет партийное правительство. Но никакого партийного правительства не будет. Возможно, будут министры, входящие в партии или даже принадлежащие к их руководству, но от этого правительство партийным не станет.

Некоторые спросят: зачем вообще нужно партийное правительство? Речь идет о переходе к политически ответственному правительству, которое необходимо для того, чтобы парламентские выборы стали выборами способов и путей развития России. Сейчас избиратели путем парламентских выборов никак не влияют на развитие страны, потому что от этих выборов не зависит главное – формирование исполнительной власти. Его определяют исключительно результаты президентских выборов. Однако предложенные поправки результата все равно не принесут.

Предположим, министры будут принадлежать к разным партиям: одни вступят в «Единую Россию», другие – в СПС, третьи – в «Родину». Однако такое правительство нельзя будет назвать коалиционным. Коалиционное правительство – это правительство, которое формируется путем долгих переговоров, как правило, с четким расчетом, исходя из того, может ли ему быть вынесен вотум недоверия при данном составе парламента или нет. Это – нормальный политический процесс. Но в данном случае речь не идет о коалиционном правительстве.

Допустим, все министры или большинство станет членами «Единой России» – такой вариант наиболее вероятен. Сможем ли мы тогда сказать, что за это правительство будет нести ответственность «Единая Россия»? Тоже нет, потому что не эта так называемая политическая партия сформировала правительство, даже если министры будут ее членами. Правительство полностью сформировал президент. Он и никто другой будет это делать и дальше. В системе, которая подразумевает существование только одного реального политического субъекта в лице президента, правительство не сможет называться партийным в истинном значении этого слова, а следовательно не сможет стать и политически ответственным.

Почему предложенные поправки не только бесполезны, но и вредны? Да потому, что народ в очередной раз будет задурен. Ему скажут: мол, вы кричали о партийном правительстве, теперь оно таким и будет. А в результате люди окончательно потеряют причинно-следственные связи: где выборы, где правительство, где президент и где партии. У них в головах полностью все запутается.

Трудно сказать, чем было мотивировано такое решение депутатов. Подозреваю, что в большинстве своем они просто не понимают, что такое система политической конкуренции и как проводить системные преобразования политической сферы. Это вообще характерно для любого действия последних лет. Что формирование Совета Федерации, что введение сугубо пропорциональной избирательной системы, что создание семи федеральных округов – все эти решения абсолютно бессистемны. Даже административная реформа у нас проводится вне всякой системы. И хотя предлагаются действительно нужные вещи, они встраиваются в архаическую систему. Реформаторы не понимают, что, будучи встроенными в прежние рамки, их институциональные и функциональные нововведения могут только навредить. Поправки к закону «О правительстве» – очередной пример бессистемного воздействия на объект.

Для того чтобы провести реальную реформу российской политической системы, надо отдавать отчет в том, что, как бы ни было грустно, без изменения Конституции ее реализовать не удастся. Президент в свое время обещал сформировать правительство партийного большинства, хотя очевидно, что нынешнее парламентское большинство сформировалось именно благодаря ему, а не благодаря достижениям этой партии. Но при всем его желании, это не получится! Как юрист я неоднократно анализировал эту ситуацию со всевозможных точек зрения. И все равно без изменения Конституции ничего не выходит. Потому что институционально, помимо желания президента, все нити управления сходятся к нему. При нынешней конструкции государства, он один является реальным институтом власти в нашей стране.

Какова должна быть концепция преобразований политической системы? Мы должны настаивать на том, что президент должен быть достаточно сильной фигурой, но для исполнения только одной роли – роли охранителя Конституции и государственного строя, т. е. того, что мы подразумеваем под словом «гарант». Эта его функция не должна сочетаться с ролью активного политического игрока. Ведь, при существующем положении вещей, другие политические игроки находятся в заведомо неравном положении, когда президент одновременно и стоит над схваткой, и является ее участником. Это в корне не верно: судья не может быть одновременно игроком и судьей.

Необходимо изъять такое полномочие президента, которого нет ни в одной европейской (за пределами СНГ) стране со сходной с нами формой правления – смешанной, или полупрезидентской. Я имею в виду «определение основных направлений внутренней и внешней политики». При разделении властей, политика и ее основные направления вырабатываются всеми ветвями власти, всеми партиями, которые легально находятся на политической арене. Не может и не должен один институт, тем более представленный личностью, разрабатывать концепции политики. Ведь надо понимать, что в данном отношении можно поставить знак равенства между президентом и его аппаратом. Фактически основные направления политики определяют помощники президента, т. е. бюрократы, а президент всего лишь подписывает предложенные варианты посланий с небольшими исправлениями. И дело здесь не в форме посланий, а в самом институте. В любом случае правительство, которое является идейным противником президента, не имеет право на существование.

Кроме того, президент не должен иметь права без всяких поводов отправлять правительство в отставку. Такого полномочия также нет ни в одной конституции европейской страны со смешанной моделью, за исключением Беларуси и Украины. Отставка правительства всегда должна быть обусловлена очень четкими мотивами и условиями. И когда ссылаются на французскую Конституцию, согласно которой президент может отправить правительство в отставку, зачастую забывают, что это возможно, только если премьер-министр подаст заявление об отставке или нижняя парламента вынесет «резолюцию порицания», т. е. вотум недоверия. А в России президент вправе сменять правительство без объяснения причин. Это мы и наблюдаем, начиная с 1998 года, когда после того, как Ельцин отправил в отставку правительство Черномырдина, последовала череда отставок. Так и совсем недавно, в феврале текущего года, правительство Касьянова практически без всяких обоснований было отправлено в отставку. Обществу оставалось тогда только гадать: то ли правительство проводило неправильный политический и социально-экономический курс – но это невозможно, потому что все определяет президент; то ли по каким-то другим причинам – но они оставались людям неизвестными.

Проблема в том, что в российской политической системе правительство, будь оно трижды партийным, министры и премьер-министр всегда знают, кто их начальник. И это не парламент, который мог бы сформировать правительство партийного большинства, а президент. Ведь важно не то, как правительство создается, а как оно уходит в отставку.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика