Закрыть окно 

29.02.2000

Выступление на презентации фонда "Либеральная Миссия"


Развернутый анализ представленного доклада, глубокого, очень серьезного документа, невозможно подготовить за один день, а я только вчера смог с ним ознакомиться. Глубокие идеи, которые здесь высказаны, совершенно необходимы для нашей страны, многие из них - единственная альтернатива сегодня. Я хотел бы назвать представленную программу предпоследним шансом экономического либерализма в нашей стране - по довольно простой причине: либеральное учение в экономике настолько бесспорно очевидно верно, что, пока существует здравый смысл, последний шанс у людей всегда останется. То, что происходит сегодня, очень неплохо описано в этой программе. Марксисты утверждали, что учение Маркса всесильно, потому что оно верно, то же самое можно сказать о либеральной экономической теории, поскольку разговор об особом пути России чаще всего приводит к замечательному государственному регулированию, к росту коррупции и, в конечном итоге, к возвращению нас туда, откуда мы с таким трудом выбираемся.



Есть очень простой критерий оценки любой программы. Если она отвечает на вопрос «что делать» это уже хорошо, потому что большинство программ не отвечают даже на этот вопрос. Если же программа отвечает еще и на вопрос «как делать», хотя бы процентов на 80, это просто замечательно. А когда мы, либералы, сможем вместе договориться и понять, а «кто же это будет делать», тогда действительно все будет совсем здорово, и мы сможем реализовать свои идеи.



Похоже, однако, что последний вопрос, как это часто бывает в нашей стране, остается открытым. И все же, если мы договоримся по пунктам «как», то тогда, наверное, и найдется тот «кто», который в рамках существующей политической системы (я надеюсь, нас ждет светлое будущее) сможет все это реализовать.



Но могут ли проводиться либеральные экономические реформы, в отсутствии либеральных политических реформ? На эту тему можно очень долго рассуждать. Вопрос во многом прояснится к концу 2000 года, после президентских выборов, обнародования экономической программы, а главное практических шагов по ее реализации. Из-за того что либеральные политические реформы сегодня привлекают внимание всего лишь голоса 7-9% населения страны, мы уже сейчас должны понимать, что некая ограниченность этих реформ, некая недореформированность тех или иных секторов, и в конечном итоге, некие серьезные угрозы, прежде всего социальные, могут привести к реставрации того, от чего мы сегодня уходим.



И потому возможны сценарии, когда эта программа будет неуместна, в том числе и технологически. А что может произойти при ограниченности этого самого либерального политического курса, которым, вполне возможно, мы пойдем! Дай Бог, чтобы этого не случилось. Исторический шанс, что это не случится, мне кажется, сегодня все-таки есть.


Оценки того, что происходившего в нашей стране за последние годы могут сильно различаться. Вредные яблочники опять станут твердить: вот если бы они рулили страной, а не реформаторы, которые в это время делали свою тяжелую работу, то все было бы хорошо. В каком-то смысле оценку реформ мы получили 17 августа 1998 года. Можно смело сказать - будь там другие люди, было бы два раза по 17 августа - или что-нибудь еще хуже. Мы это понимаем, поэтому следует отделять одно от другого и быть благодарным реформаторам за их тяжелейшую работу, за то, что они сделали в нашей стране. Возврат в прошлое в экономическом и политическом смысле теперь невозможен.



Как рассуждали либералы еще 5-7 лет назад? Они полагали что, проводя приватизацию и либеральные реформы, они тем самым создают благоприятный период, благоприятные возможности для собственников, которые все вдруг станут либералами и будут поддерживать либеральную власть. Но почему-то этого не произошло. Получив в руки собственность и получив возможность зарабатывать, люди почему-то в один момент не стали либералами. Вот вам один из важных вопросов, на который нужно ответить. В этом смысле заимствования, которые осуществлялись - может быть, звучит несколько спекулятивно - были попыткой поддержать ситуацию до того времени, когда проснутся новые либералы, мелкие собственники, появится средний класс, который поддержит власть, которая сложилась. Таким образом кто-то надеялся гарантировать рыночное будущее. Однако этого тоже почему-то не произошло. Глупо говорить о несознательности людей, которые вошли в рыночную экономику, которые пришли на рынок труда и стали работать по новым условиям.


Согласен, что главной сегодняшней угрозой остается падение уровня жизни. Для меня она легко трансформируется в другую угрозу, которая очень верно подмечена в программе. Речь идет о государственном регулировании. Низкий уровень жизни не только ущемляет людей на бытовом уровне, но оскорбляет столь важное для всякого россиянина чувство патриотизма. Возникает ложный вектор необходимости государственного регулирования. Когда же либералы заговаривают о том, что сегодняшнее несовершенство реформ и унижения, которые испытывают сегодня российские граждане, ни в коем случае не должно порождать государственное регулирование, их обвиняют в отсутствии патриотизма. Это все равно что сравнивать зеленое и круглое.


Увы, люди на самом деле связывают нынешнее унижение с угрозой дорогим для них ценностям - их патриотизму, Родине. В рамках идеологии, в рамках того, что могут сделать сегодня либералы, и прежде всего в политике, нужно наверное отделить одно от другого, ибо, к сожалению, сегодня такое смешение на лицо.



Совершенно не нужно обсуждать плюсы и минусы государственного регулирования. Я понимаю, что для ограничения деятельности монополий оно крайне необходимо, но в целом государственное регулирование с полным успехом и со стопроцентной вероятностью порождает в рыночной экономике лишь коррупцию и мздоимство.


Если уж говорить о монополиях, хотелось бы найти в этой программе чуть больше о монопольных образованиях в нашей стране. Они действительно играют в нашей жизни несколько более значительную роль, чем показано в программе. Кстати, в каком-то смысле мы лишились надежд на либеральные реформы в тот момент, когда демократы пошли за деньгами в Газпром и другие естественные монополии - пытаясь сохранить демократическую власть, стремясь на эти деньги воспроизвести замечательную либеральную экономику.


Сегодня у нас не хватает накоплений, нас ждут очень непростые времена - нельзя оспорить изложенные в программе сценарии. Надо только помнить, что некоторые вещи не требуют денег. Совершенно верно сказано: нужно стремиться к максимальной открытости экономики. Пока сегодняшнее государство обманывает инвесторов, мы никогда не получим инвестиций. Если бы я был инвестором, я рассуждал бы очень просто. Я вложу свои деньги только тогда, когда буду верить в то, что государство меня не обманет, потому что оно меня обмануло уже не раз. Но я поверю, если заблаговременно, в силу прозрачности бюджета и вообще системы государственного принятия решений смогу предугадать, что меня завтра не обманут. Если информация открыта на уровне предприятий, -- а прежде всего на уровне государства, -- я смогу с какой-то вероятностью на несколько лет вперед делать собственные умозаключения. Пока государство не сможет или не захочет быть открытым, пока у нас будет непрозрачный бюджет и непрозрачные отношения в сфере финансов, в налоговой сфере и так далее, ожидать чего-то очень трудно.


Я хотел бы сказать о частных инвестициях, которым должна принадлежать ключевая роль. Поощрение частных инвестиций – самое главное. Все нужно делать именно для этого. В программе много и совершенно справедливо говорится о внешних инвестициях. Здесь же имеет смысл говорить о внутренних. Внутренние инвестиции действительно можно привлекать, и прежде всего это вклады населения через систему банков, о чем справедливо и много сказано в программе. К этому можно присовокупить систему страхования депозитов граждан, о которой столько говорится, но российский парламент пока не может принять никакого закона на эту тему. Мне кажется, что в любом случае лучше всего, если эти инвестиции будут приходить через малый бизнес. И, может быть, если мы не сумеем либерализовать в этой сфере всё, давайте сделаем что-нибудь одно суперлиберальное для малого бизнеса. Я имею в виду упрощенную систему налогообложения по исключительно низким ставкам для малого бизнеса. Я очень хотел бы, чтобы обсуждаемая программа легла в основу либеральной экономической теории.