Закрыть окно 

12.12.2000

Интервью 22. "Я не сталкиваюсь с коррупцией, это со мной сталкиваются"


М.И. - крупный чиновник кабинета министров Республики Башкортостан. Ему 50 лет. С женой и дочерью живет в трехкомнатной квартире в элитном доме в центре города. Говорит, что на уровень материального достатка не жалуется. В отпуск никуда не ездит, потому что хватает поездок в командировки, в том числе за границу. Как говорит, хочет отдыхать дома и потому строит дачу.



Сегодня пришел ко мне человек, предложил 30 тысяч рублей за определенные услуги. Я его отправил обратно, потому что то, о чем он просил, я сделать не могу - это невозможно на сегодняшний день, никто этого не сделает. И деньги его, естественно, не взял. А если бы от меня что-то зависело, тут мог бы быть другой разговор. Это нормальная практика. Потому что, предлагая мне 30 тысяч, он сам при этом рассчитывает заработать 300 тысяч. Самому мне не приходилось "заинтересовывать" вышестоящее начальство, потому что просто нет таких денег.


Вы видите, я на другой стороне фронта. Не я сталкиваюсь с коррупцией, это со мной сталкиваются.


Я даже гаишникам не плачу. Умею с ними разговаривать. Нарушаю часто, останавливают тоже часто, но никогда не платил им.


Старшая дочь в институт поступала сама. За младшую - она в этом году будет поступать - плачу за подготовку к экзаменам преподавателю из того вуза, куда она пойдет. Понятно, что это такая форма страховки.


В больницах я тоже не плачу. Недавно отца клал в госпиталь на обследование и лечение. Позвонил главврачу, представился. Ни копейки ни я, ни отец не платили. Просто использовал свое служебное положение. Поликлиника у нас своя, у жены тоже ведомственная, денег там не берут.


Если же я вдруг столкнусь с какой-то несправедливостью со стороны того же чиновничьего аппарата, я буду знать, что нужно обратиться в вышестоящую инстанцию с соответствующей суммой денег.


Вообще мне трудно ответить о том, какие структуры наиболее коррумпированные. Все одинаково? Скорее всего, в наибольшей степени в теневой экономике задействованы предприятия ТЭК, те, кто организует систему взаимозачетов, вексельный расчет, банки, министерство по налогам и сборам.


К руководителям, уклоняющимся от налогов, отношусь в зависимости от того, какие именно налоги они не платят. Считаю это нормальным, если это связано с выплатой зарплаты, потому что от того, платит ли руководитель зарплату, зависит его авторитет в коллективе и возможность управлять этим коллективом. Считаю, что в обязательном порядке налоги должны быть оплачены в Пенсионный фонд, одновременно с выплатой зарплаты. Невыплат или несвоевременных отчислений в Пенсионный фонд допускать нельзя. Остальные налоги можно временно не платить ради того, чтобы сохранить предприятие, рабочие места, рассчитаться с кредиторской задолженностью. А уже после всего этого платить налоги.


А рядовым гражданам в этом плане тяжелее, потому что от подоходного налога не уклонишься. Налоговая инспекция все равно свое возьмет, это ее проблема. Надо сделать так, чтобы выплат не по ведомости не было, а для этого надо снизить подоходный налог. Тогда предпринимателю будет невыгодно скрывать истинную зарплату работников. Государство от этого только выиграет.


На данный момент я лично работал бы там, где начальство связано с теневым бизнесом, потому что там более четкие законы и все ясно. Как правило, личный бюджет при этом намного выше реальных и легальных доходов.


Но за человека, связанного с криминалом, на выборах, наверное, не проголосовал бы. Хотя сегодня мэр или глава администрации, если он не связан с теневым бизнесом и криминальными структурами, просто не сможет работать в существующем правовом и экономическом поле. Его фактически вынуждают к этим связям.


В целом я понимаю, что борьба с теневой экономикой и коррупцией важна не только для нашей страны, но и для всего мира. Теневая экономика и коррупция пришли к нам с рыночной экономикой. Эти явления мешают нормальному развитию экономики, снижают налоговые поступления, не дают развиваться бизнесу, ставят бизнесменов в неравные условия. Бизнес развивается только там, где есть доступ к власти.


Необходимо создавать "правила игры", экономические законы, исключающие возможность получения сверхприбылей на разности цен, а также посредническо-коммерческой деятельности, перейти полностью на товарно-денежные отношения. Это позволит исключить бартерные операции, которые в основном и питают теневую экономику.


Думаю, что здесь надо опираться на депутатов, избранных в законодательные органы власти. Создавать и проводить законы, которые бы исключали возможность получения сверхприбылей в теневом бизнесе. Эти каналы все известны. Коррупция появляется там, где сращиваются криминальные структуры с властью, а криминальные структуры в основном находятся на полулегальном положении - это те, кто занимается взаимозачетами, торгово-посреднической деятельностью. С одной стороны, они находятся в рамках экономического поля, а с другой - их деятельность невозможна без покровительства власти. Только сращивание этих двух структур создает систему, которая подпитывает как власти предержащие, так и криминальные структуры, уводя прибыль от налогообложения, загоняя ее в теневую экономику.


Но повышать зарплату чиновнику и надеяться, что после этого он перестанет брать взятки, невозможно. Потому что уровень получаемой сверхприбыли от сращивания с теневой экономикой на десять порядков выше той зарплаты, которую получают чиновники. А повысить зарплату в сто раз нереально в сегодняшней ситуации. Поэтому самым серьезным образом надо рассмотреть и принять законы, запрещающие или ограничивающие торгово-посредническую деятельность предприятий, в первую очередь в ТЭК. Договора в этом комплексе должны быть прямые, без посредников. Предлагаю определить посредническим организациям, работающим в этой области, вмененный налог.


Про угрозу жизни или имуществу я скажу, что надо еще знать, кто угрожает, по какому поводу, справедлива ли угроза. Если она справедлива, то обращаться в органы внутренних дел бесполезно. Если мудрый человек, то он не попадет в такую ситуацию, если умный - то выпутается из нее.


Сам заняться бизнесом я не хочу. Во-первых, не хватает начального капитала для организации дела производственного. Во-вторых, открыв производство, не найдешь сбыта продукции, потому что у людей нет денег, чтобы ее покупать. Чтобы заняться торгово-посреднической деятельностью, нужна связь с властью на уровне семейного клана. Ее тоже нет.