Закрыть окно 

17.02.2014

Ольга Просвирова

Проверки по доносам


Госдума придумала новые проблемы для деятельности НКО

 «Взбесившийся принтер» оригинальностью не отличается. Казалось бы, волна массовых проверок российских некоммерческих организаций как-то постепенно сошла на нет, и «иностранные агенты» наконец-то смогли вздохнуть. Но нет, услужливые депутаты решили, что не дадут НКО скучать.

На этой неделе Госдума приняла во втором и третьем чтениях закон, по которому Минюст РФ будет иметь дополнительные основания для проверок НКО. Выглядит все это как попытка наконец-то законодательно обосновать все те проверки, выемки документов и предписания о необходимости зарегистрироваться агентами, которые сыпались на головы членов некоммерческих организаций весь последний год.

Только по официальным данным, в 2012 года Минюст проверил почти 6,5 тысячи некоммерческих организаций. Из них более 200 — внепланово. После принятия в ноябре 2012-го новой редакции закона об НКО в официальном реестре «иностранных агентов» появилась всего одна организация — некоммерческое партнерство «Содействие развитию конкуренции в СНГ».

В ведомстве, видимо, расстроились, что закон ограничивает их в проведении таких проверок (что, еще раз заметим, не особо смущало чиновников в течение прошлого года). В пояснительной записке к принятому закону так и говорится: «Уполномоченный орган лишен возможности своевременного реагирования на поступление сведений о наличии нарушений некоммерческими организациями законодательства РФ, что существенно снижает эффективность федерального государственного надзора за деятельностью НКО».

Что же придумала Госдума? Помимо очевидного — когда организации в срок не устраняют нарушения, по которым раньше было вынесено предупреждение, — теперь любое заявление или обращение в уполномоченный орган о фактах, свидетельствующих о «признаках экстремизма» в деятельности НКО, может быть основанием для проверки. На борьбу с экстремизмом в последнее время уходят все силы наших депутатов. То есть прокуратура теперь сможет потребовать провести проверку организации после некоего «заявления» о том, что НКО не соблюдает закон.

Председатель межрегиональной ассоциации неправительственных правозащитных организаций «АГОРА» Павел Чиков уверен: теперь в любой момент в НКО могут нагрянуть контролирующие ведомства только потому, что они получили некую жалобу. «Практика показывает, что эти жалобы успешно генерируются самими органами. В теории, некий дядя Вася из соседнего дома посчитал, что вы нарушаете закон. И вроде бы очевидно, что дядя Вася связан, например, с проверяющими органами, но как это доказать?»

По словам Чикова, до 2008 года проводилась жесткая политика в отношении НКО. Все изменилось, когда президентом стал Дмитрий Медведев, который, по сути, выполнил свое предвыборное обещание, когда Закон о защите прав юридических лиц стал распространяться на некоммерческие организации. Это резко усложнило для государственных органов возможность проверки НКО. «Потом сложившаяся ситуация перестала устраивать власть, и произошло это, когда президентское кресло снова занял Путин. В 2012 году обозначился тренд на расширение оснований проведения внеплановых проверок. И теперь гарантии защиты НКО от избыточного и необоснованного вмешательства контролирующих органов полностью нивелированы», — считает Чиков.

В последние несколько месяцев создавалось впечатление, что в войне государства против некоммерческих организаций объявлено негласное перемирие. На самом же деле из массового сражения эта война переросла в локальные конфликты, в основном в регионах. Например, несколько дней назад в Петербурге суд согласился с доводами прокуратуры и решил, что деятельность правозащитной организации «Мемориал» вполне подпадает под определение «иностранного агента». А все из-за доклада «Цыгане, мигранты, активисты — жертвы полицейского произвола», который был расценен как «политическая деятельность» и который к тому же был опубликован еще до вступления в силу закона об иностранных агентах. Петербургский «Мемориал» решение, конечно, обжаловал.

«Теперь это непубличные сражения», — считает сопредседатель движения по защите прав избирателей «ГОЛОС» Григорий Мельконьянц. Московскому «ГОЛОСу» в этой войне досталось: прошлым летом организацию пришлось переформатировать в движение. За полгода «ГОЛОС» отработал выборы в регионах, получил президентский грант и расширил программу деятельности, умудрившись сохранить все прочие направления.

Несмотря на то что с момента принятия закона об иностранных агентах прошло больше года, четкое определение так называемой «политической деятельности», из-за которого велись ожесточенные споры между НКО и представителями власти, законодатель дать так и не удосужился: ведь широкое толкование этого понятия помогает давить тех, кто неугоден. Поэтому в движении пока воздерживаются от получения иностранного финансирования: новые суды только отвлекают от работы.

Теперь, согласно принятому закону об основаниях для внеплановых проверок НКО, отвлекать от работы будут и другими методами. «Внеплановая проверка — это запросы кучи документов. И обслуживание этой проверки — времязатратное мероприятие, для НКО очень болезненное», — говорит Мельконьянц. Нагрянуть, как мы знаем по прошлому году, могут и представители Минюста, и налоговой, и прокуратуры. Для всех — разные документы. «Есть у нас негласное правило: любая проверка, по мнению госорганов, должна заканчиваться какими-то санкциями, потому что, по определению, у организации не может быть все в порядке», — говорит Мельконьянц.

Удивительно, но представители самых известных российских НКО с оптимизмом смотрят в будущее, несмотря на то что некоторым пришлось значительно сократить финансирование и урезать штат сотрудников. О проблемах говорить не любят, концентрируются на новых проектах и уверяют: у нас все хорошо, мы стали лучше.

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/politics/62261.html