Закрыть окно 

03.05.2005

Евгений Ясин

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Евгений Ясин – научный руководитель ГУ-ВШЭ; тема беседы – послание президента Путина федеральному собранию.


О. БЫЧКОВА

– Добрый день, у микрофона Ольга Бычкова, и сегодня в эфире «Эха Москвы» научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики Евгений Ясин. Добрый день, Евгений Григорьевич.

Е. ЯСИН

– Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА

– И мы сегодня продолжаем говорить о том, что мы услышали на прошлой неделе от президента Путина в его послании к федеральному собранию. Уже было много обсуждений о тех экономических заявлениях, которые сделал президент, но он сделал там также и ряд заявлений политического свойства. Например, о том, что государственные органы должны быть открыты для СМИ, о том, что вообще доступ к СМИ должны иметь, в том числе, оппозиционные силы, о том, как, в частности, должны назначаться губернаторы из состава партии, победившей на выборах, т.е., с одной стороны, назначаться, с другой стороны, с учетом свободных выборов. Но об экономической части, действительно, говорилось много, насколько значимой представляется вам этот политический раздел послания президента?

Е. ЯСИН

– Вы знаете, у меня такое представление, что он гораздо более важен, чем экономический. Хотя экономический раздел тоже важен с той точки зрения, что там содержится некое обращение к бизнесу, с тем, что забудем прошлое, уставим общий лад, но, так думаю, что быстро эти призывы действия не возымеют. Кроме того, проблемы, которые сегодня имеют решающее значение для российской экономики и для общества, они лежат не в экономике. Они лежат в сфере политической, в сфере строительства государства, в сфере развития демократических институтов. И здесь я должен обратить внимание на следующее обстоятельство, это послание представляется мне некоторым образом выдающимся. Почему – потому что в первый раз с момента своего прихода на пост президента В.В. Путин, по существу, заговорил о демократизации. А до этого все, что он говорил, если вы внимательно следили за его словами, за его выступлениями, все, что он делал, тем более, было направлено против. Если мы посмотрим последовательность действий, которые предпринимались буквально с первых шагов, начиная с преследования Андрея Бабицкого, затем кошмарная история с развалом НТВ, затем история противостояния бизнеса и власти, реформы, которые проходили в области избирательного законодательства, назначения губернаторов и т.д. Это целая цепочка, реформы в области местного самоуправления, т.е. если вы просмотрите внимательно все действия администрации Путина в области государственного управления, то вы увидите, что до сих пор все эти действия были направлены якобы, это была формальная цель, укрепление государства, на самом деле, в смысле повышения управляемости нашей демократии или повышения градуса авторитаризма. Что побудило сейчас Путина изменить позицию, он, вообще-то говоря, дал свою формулировку. Он объяснил это дело так, мы разгребли завалы, это слова из послания, эта работа закончена, мы какой-то порядок навели, а теперь мы можем перейти к очередному этапу, к очередным делам и т.д.

О. БЫЧКОВА

– Созидать.

Е. ЯСИН

– Созидать, да. Я опять-таки говорю, что государственный лидер должен, безусловно, искать всегда оправдания своим действиям, придумать какую-то логику, которая оправдывала то, что он делал раньше, и объясняла, почему он сейчас переходит к действиям, которые в каких-то элементах уже находятся в противоречии с тем, что он сделал до этого. И я готов смириться, потому что определенная часть демагогии, определенная часть такого словесного обрамления, что ли, действий, она для государственного деятеля неизбежна. Мы должны на это смотреть реально. Важно, что потом воплощается в дела, как меняется вектор развития или не меняется. Здесь в этом плане в первый раз внесены предложения, которые могут, действительно, реально способствовать изменению ситуации со свободой слова и свободой печати. Я имею в виду и предложения относительно выступлений на государственном телевидении оппозиционных лидеров, учреждение в общественной палате, которой еще, правда, нет, но какого-то органа, который будет следить за тем, что не нарушались права граждан в сфере СМИ, доступе и т.д. Там еще было очень важное замечание, на которое я хотел бы обратить внимание. Это внедрение в нашу практику парламентских расследований. Для граждан, может быть, это прошло незамеченным, потому что не столь кажется существенным, на самом деле, это очень важно, потому что на сегодняшний день принцип разделения властей в нашей политической системе практически уничтожен. Только президент командует всеми ветвями власти, а парламент, который, вообще говоря, в демократическом государстве обязательно исполняет и контрольные, и законодательные функции, он контрольных функций лишен. И до сих пор никаких прав, скажем, на официальное парламентское расследование, предпринимаемое по собственной инициативе, наши парламентарии такого права не имеют. А это очень важный элемент как раз разделения властей и равновесия между парламентом и исполнительной властью. Надо сказать, что тут ничего нового нет, потому что эти предложения были. Но то, что их упомянул глава государства, то, что он ищет какие-то пути, которые позволяют начать движение, я бы сказал так, в противоположном направлении, это символично. Я бы это поддержал. Надо сказать, что то, что я говорю, мне очень близко, я надеюсь, в мае выйдет моя книга, посвященная демократии в России, я писал ее с большими терзаниями и мучениями. И там как раз то, о чем я говорил, в части пути Путина от демократии, написано. И там написано про парламентские расследования. Теперь я с радостью узнаю, что, может быть, некоторые из тех моментов, о которых я написал, в негативном плане, они, может быть, будут поворачиваться. Слава богу, мне важно не, как говорится, не мои авторские права, я ничего там не придумывал, а если такого рода поворот будет, это хорошо. Хотя в этой части конкретных предложений, которые могут быть сразу же воплощены в законы, будет гораздо меньше. А самое главное, здесь существенный момент, в течение определенного времени государство само было источником нарушения закона. Судебная система, верховенство закона – это самые слабые места в нашей политической и правовой практике. Что в этом отношении сделано, на самом деле, можно никакие декларации не произносить, а просто запретить тем чиновникам, которые сидят в Кремле, чтобы они вмешивались и говорили, скажем, тому же Константину Эрнсту или Добродееву – этого мы можешь выпустить, этого ты не можешь выпустить, эту программу давай, а почему у тебя у Светланы Сорокиной попался какой-то там тип, который не то сказал по какому-то поводу?

О. БЫЧКОВА

– Неблагонадежный, да, понятно.

Е. ЯСИН

– Это же можно сделать, даже не говоря об этом ничего в послании.

О. БЫЧКОВА

– Евгений Григорьевич, но у меня такое впечатление создается, что речь идет о статье Сталина «Головокружение от успехов», это как-то похоже очень, шел какой-то курс, потом выступил отец народов, сказал – нет, все было неправильно, все вздохнули с облегчением. А что было дальше с колхозным крестьянством, с кулачеством и со всеми прочими группами граждан, всем хорошо известно.

Е. ЯСИН

– Вы абсолютно правы, да, всем хорошо известно, и такой поворот событий может быть. Мы можем констатировать одно обстоятельство, что, действительно, головокружение от успехов, если так это можно назвать, было, убедились, что от головокружения успехов нет, а бывают противоположные результаты. И поэтому было заявлено о том, что мы начнем двигаться в обратном направлении. Хорошо, дальше хочу сказать так, когда люди говорят, в конце концов, это все слова, дела совершенно другие и т.д., я бы к этому сделал такой комментарий, продукты государственных деятелей – это слова. А будут они воплощены в действительность или нет, это действия гражданского общества. Мы сами должны добиваться того, чтобы эти все декларации превращались в дела. Если нам будет все равно и мы будем по каждому поводу голосовать за Путина, за его кандидатов и будем соглашаться с тем, что он говорит, то тогда не на что рассчитывать. Но я хочу обратить ваше внимание на одно обстоятельство. Президент выступил с предложением, пускай губернаторов, которых он будет предлагать в собрание, выделяет само население, таким представителям он будет рекомендовать брать руководителя партии, которая победила на выборах в данном регионе. Я хочу обратить ваше внимание на то обстоятельство, сколько пришлось говорить о том, что назначение губернаторов в той форме, как оно было предложено, приводит к потере обратной связи с населением, это ущемление демократических прав, это близко к нарушению конституцию, а, может, прямо, я не юрист, не могу сказать, но, может быть, прямо является нарушением конституции. Президент, ни от чего не отказываясь, не теряя лица, на самом деле, делает шаг назад. Почему, потому что мы говорили, потому что мы этого добивались. И стало быть, гражданское общество даже тогда, когда демократические силы не столь уж сильны и не представлены в парламенте, все равно может добиваться каких-то результатов.

О. БЫЧКОВА

– Но ведь проблема 2008 г., она остается все равно ровно той же, проблема заключается в том, чтобы нынешняя команда сохранила, так или иначе, в той или иной форме власть в своих руках, правильно?

Е. ЯСИН

– Абсолютно правильно, и в этом отношении нынешнее послание ровным счетом ничего не изменило да и не могло изменить. Мы все прекрасно понимаем, что, в конце концов, это послание, как обычно, может быть, просто очередная декларация, которая имеет силу на год, а потом может быть пересмотрена, а проблема смены власти – это самая большая проблема посткоммунистических режимов. И в России, исключая только выборы Ельцина в 91 г., не было ни одного полностью нормального демократического перехода власти. Я думаю, что сейчас идет отчаянная борьба за то, кто, как это произойдет и какие возможности при этом будут. Не рассчитываю на то, что это все произойдет в условиях свободных выборов, но ясно совершенно, что ближайшее время будет связано как раз с тем, чтобы определить исход этой борьбы. Не думаю, чтобы была какая-то цветная революция в России по поводу манипуляции выборами, но думаю, что манипуляции больше, чем на 3-4 млн. голосов, в России будут невозможны.

О. БЫЧКОВА

– Т.е. все равно для радикальной смены курса что в политике, что в экономике, что в демократии, в общем, предпосылок реальных не существует?

Е. ЯСИН

– Я хочу быть оптимистом и думаю, что это нам очень необходимо, потому что невозможно, когда тебя такое, я бы сказал, уныние обуревает всегда, то можно при этом чего-то добиться. Надо работать, надо болтать лапками и делать сметану. То, что сейчас, скажем, демократические силы находятся в упадке, никак не могут договориться между собой и т.д., ничего не значит, надо все равно стараться. И только таким образом можно добиться каких-то подвижек, а на добрую волю царя, мне кажется, не стоит рассчитывать.

О. БЫЧКОВА

– Евгений Ясин был в эфире «Эха Москвы», в следующий раз мы ждем его через неделю, спасибо вам.

Е. ЯСИН

– Всего доброго