Закрыть окно 

26.05.2004

Чем дальше власть уходит по авторитарному пути, тем труднее с него свернуть.


На прошлой неделе стало известно о новых антилиберальных инициативах Кремля: ограничительных мерах по референдуму и грядущих изменениях в выборной системе, ведущих к созданию двухпартийной Думы. Где граница, за которой от понятия «управляемая демократия» окончательно отпадет второе слово? На этот вопрос «НГ» отвечает директор группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин:

"То, что сейчас называется демократией, – виртуальная система, не связанная с реальностью. Она работает по советскому принципу: сверху поступают задания, а снизу – отчеты о проделанной работе. Такая ситуация означает, что снизу раньше или позже начинают поступать не отчеты, а приписки. Пример – выборы: результаты все чаще приписываются. Граница между управляемой демократией и авторитаризмом проходит там, где у людей формируется негативное отношение к выборам. На самом деле мы сейчас как раз на этой границе и находимся. То есть выборы дискредитируются в глазах общественности, а вместе с выборами и те, кто получает власть с помощью избирательных процедур. Кризис наступит в течение двух-трех лет. Недовольство накапливается, а потом вдруг откуда-то выскакивает социальный негативизм, и оказывается, что все технологии, которые так замечательно работали, идут насмарку. Нас ждет советская эпоха. Мы имеем дело с саморазгоняющейся системой. Чем жестче контроль, тем сильнее разрыв власти и общества, тем быстрее происходит виртуализация политики – страна живет по своим правилам, а власть – по своим, и между ними все меньше контакта.

Для того чтобы вернуться назад, к взаимодействию с обществом, надо отказаться от этих тенденций. А это не может быть сделано, потому что тогда надо признать ошибочность избранного пути. Например, надо признать, что ты неправильно действуешь в Чечне. Признать невозможно – соответственно действия в Чечне усиливаются, при этом создается ощущение нарастающего контроля, а на самом деле ситуация там приближается к кризисной."