Закрыть окно 

03.11.2005

Марш ненависти в день единства


Все-таки он состоится - этот марш право-лево-ультра-умеренных националистов по Москве, борцов с "южной угрозой". Все обращения правозащитников к Мэрии и Генеральной прокуратуре остались, и не могли не остаться,  втуне. Префектура ЦАО, запрещающая пикеты защитников животных - за желание принести на пикет скрипку, дает "добро" шовинистам. И 4 ноября сотни молодчиков, вкупе с пожилыми православно-монархическими радикалами,  пройдут по центру столицы. "Движение против незаконной имиграции" и прочие "евразийцы" будут свободно и невозбранно требовать убрать из первопрестольной "оккупантов".

Все это происходит к столетнему юбилею (18/31 октября 1905 года) явления "черной сотни" народу. Лишний раз получили подтверждения выводы великих русских философов Владимира Соловьева и Николая Бердяева о том, что хорошего национализма, не бывает, как и любого хорошего эгоизма. Лишний раз подтверждена  лемма историка Александра Янова о неизбежной, стремительной деградации самого просвещенного национализма до самого людоедского. В прошлом году чекистские власти решили заменить день рождения профуканной ими красной империи на белый день возрождения самодержавия, с актуальным антипольским душком.

Логика нововведения была отменной. 4 ноября 2002 года на Васильевском спуске - перед 50 тысячами юных и сильно пожилых сограждан, свезенных на сотнях автобусов из близлежащих губерний, и наделенных казенными красными гвоздиками (какой же Октябрь без алой гвоздики?) - провели "открытый урок истории", зачитав летописные кошмары о поведении осажденных в Кремле поляков. Так начался подкоп под донельзя фальшивый День согласия и примирения.   Его заменили "Днем народного единства". С целой цепочкой ассоциаций: Православие, Самодержавие, Народность. Казенные краснобаи назвали  4 ноября "днем добрых дел", имея ввиду легкие бойскаутские усилия, к котором изредка принуждают «нашу» молодежь. 

Но черносотенные массы намек власти на возрождение национальной гордости великороссов поняли, и, напыжившись от гордости за лилейную белизну своих филейных частей, решили попугать, как они, пишут "районы компактного проживания выходцев с югов" -  Тверскую, Маросейку, и Варварку. Перед лицом столь наглядной демонстрации действенного патриотизма, столицу оставили без каких-либо официальных мероприятий (чтобы не перебивать новостной повод), даже возлагать цветы к памятнику Минину-Пожарскому начальство отправляется в Нижний, срочно получив от Зураба Константиновича римейк памятника.   

А что до гробового молчания объединенных либералов перед лицом ксенофобской акции, то давно сказано: "рабами мы были в Египте", что в обратном переводе звучит приблизительно так: молчание козлят...