Закрыть окно 

09.09.2005

Кризис на Украине: драма, но не трагедия


Нынешний кризис был запрограммирован возникновением после «оранжевой революции» системы «троецентрия»: президент – премьер – глава СНБО. То есть власть на Украине так и не стала подлинно консолидированной не только вокруг личностей лидеров, но и вокруг определенной идеологии. Даже в вопросах экономики, если президент Виктор Ющенко придерживается либеральных взглядов, то Юлию Тимошенко можно скорее отнести к социалистам, стремящимся сохранить предприятия в государственной собственности. В команде, пришедшей к власти после событий конца прошлого года, шла непрерывная борьба лидеров, а также их концепций и взглядов на развитие Украины в будущем. Думаю, что чем дальше, тем больше не обходилось и без столкновения имущественных интересов.

Если бы единственным признанным вождем революции был Ющенко, команда была бы более гомогенной. Но Ющенко в силу личных особенностей своего характера обычно благодарен тем людям, которые были с ним на протяжении какого-то времени, и с трудом расстается с ними. Потому и в возглавляемую им коалицию с самого начала было заложено множество конфликтов. По сути, цементировал ее после победы единственный фактор – необходимость выиграть парламентские выборы 2006 года. Но этого хватило только на полгода.

Здесь есть и важный ситуативный момент: сейчас расстаться с кабинетом удобно и своевременно. На самом деле, шли последние недели, когда это можно было бы сделать. Ухудшение экономической ситуации в стране налицо, и понятно, что оппозиция во время выборов будет активно пользоваться экономическими показателями, сравнивая прошлогодний рост украинской экономики, составивший почти 13% ВВП, с данными этого года, по самым оптимистическим прогнозам, еле дотягивающим до 4%. Все это дает основу для жесткой критики исключительно левой программы Тимошенко, ее популистских шагов в экономике. И если Ющенко не отправил бы правительство в отставку сейчас, продолжив работу по созданию избирательного блока без премтера, ему пришлось бы принять на себя всю ответственность за экономический провал. А пока ее можно возложить на правительство Тимошенко и продлить таким образом кредит доверия.

Стоит напомнить и о том, что когда Ющенко приходил к власти, речь шла о формировании честной и профессиональной управленческой команды. Непрофессиональность команды, в первую очередь, кабмина, стала очевидна уже к апрелю этого года, благодаря чудовищному административному вмешательству в экономику, неадекватному поведению членов кабинета во время бензинового кризиса и ряде других ситуаций. В этой команде не был нормальным образом организован даже бумагооборот, были явные проблемы с субординацией. Но с этим смирялись до тех пор, пока казалось, что она честная. Как только возникли серьезные и обоснованные опасения в том, что некоторые члены администрации получают прибыль от экономических процессов, происходящих в стране, терпеть такую ситуацию с прицелом на выборы было уже невозможно. И главное последствие Майдана заключается именно в том, что нечестную власть население Украины пока принимать не хочет. Как только появились даже не судебные решения, а более или менее серьезные обвинения в коррупции внутри администрации, попавшим под подозрение чиновникам пришлось уходить. И это очень важный позитивный показатель совершенно нового качества уровня политического развития Украины.

Другим положительным последствием отставки правительства Тимошенко, возможно, станет консолидация властной команды. Я не уверен, что новый кабинет министров окажется на порядок более профессиональным, но, по крайней мере, он наверняка будет более единым в своих взглядах на то, что должно происходить в экономике. Трудно сказать, в каком направлении будет осуществляться политика нового правительства. Надеюсь, что в сторону либерализации. Возможно, оно будет и более дисциплинированным. Иными словами, не будет такого разброда, когда министры позволяют себе произносить одни вещи, премьер-министр другие, а президент третьи. Ведь ко всему прочему это отпугивало зарубежных инвесторов, которые в первые месяцы после «оранжевой революции» с удовольствием приезжали на Украину изучать ситуацию.

Однако смена правительства будет эффективной лишь тогда, когда правящая команда консолидируется на основе открытых, честных, транспарентных «правил игры». Если же ее консолидация произойдет за счет возвращения на первые роли того же секретаря Совета безопасности Петра Порошенко и некоторых других чиновников, подозреваемых и обвиняемых в приватизации украинского государства, то это приведет к воссозданию кучмовской системы, в которой при сохранении определенного политического и экономического плюрализма государство служило интересам обогащения достаточно узкой группы людей. И хотя до парламентских выборов вероятность реализации такого сценария весьма мала, до конца подобный риск исключать не стоит.

Несомненно позитивным моментом является и то, что в стране наконец-то появится политическая оппозиция, которой не было в течение восьми месяцев. Старые группы влияния, поддерживавшие Виктора Януковича или социал-демократов, после «оранжевой революции» были абсолютно деморализованы и ни с точки зрения программы, ни организационно противопоставить новой власти ничего не могли. Сейчас же Тимошенко, уйдя в оппозицию, будет достаточно серьезно критиковать Ющенко, в то же время, по сути, делая это в единой с ним системе «оранжевых» ценностей и усиливая таким образом демократические механизмы контроля за исполнительной властью. Начнутся нормальные дебаты, и, соответственно, у граждан появится возможность более структурировано и четко выражать свои взгляды и предъявлять требования к власти.

Но у сложившейся ситуации есть и обратная, негативная стороны. Отставка правительства усложняет политическое положение в целом и предвыборную борьбу за места в Верховной Раде в частности. Каким будет новый парламент, было сложно сказать и раньше. Теперь это и вовсе непредсказуемо. Взаимная критика Ющенко и Тимошенко будет ослаблять обоих, если перейдет некие границы. В результате же нынешний правительственный кризис может перерасти в политический, а затем и в конституционный. Все более возможной представляется ситуация, когда вновь избранный парламент будет не в состоянии утвердить кандидатуру премьер-министра и новое правительство. Соответственно, согласно новой Конституции, президент будет вынужден либо раз за разом распускать Раду, либо продвигать некое чрезвычайное законодательство, что опять-таки очень сложно и юридически достаточно шатко.

Нынешний кризис – это драма, но не трагедия «оранжевой» Украины. Однако при определенных обстоятельствах через восемь месяцев процесс может зайти так далеко, что ситуация дестабилизируется значительно, и продолжение системной трансформации страны станет невозможным.