Закрыть окно 

05.08.2005

Кризис жанра


На мой взгляд, очередная статья «коллективного Ходорковского» свидетельствует о «кризисе жанра» тех авторов, которые создавали последние творения за подписью Михаила Борисовича. Фактически она в несколько смягченной форме воспроизводит тезисы первого текста «Кризис либерализма», опубликованного в тех же «Ведомостях» в прошлом году, и совершенно подменяет проблемы и понятия.

Вызывает большое удивление, что две трети статьи посвящено обсуждению событий 1990-х годов. К ним можно по-разному относиться, лучше или хуже, но довольно странно, что человек, оказавшийся за решеткой в 2000-е, т. е. уже при путинском режиме, считает нормальным уделять основное внимание событиям годов 1990-х. Очевидно, что нынешний феодально-бюрократический режим не имеет ничего общего сформировавшейся при Ельцине системой демократии.

При том что автор долго обсуждает вопрос «кто виноват?», на вопрос «что делать?» он фактически отвечает в одном абзаце. И это тоже выглядит довольно странно. Тем более что предложение Ходорковского к либералам и демократам состоит в том, чтобы без промедлений вступить в социал-демократическую коалицию с КПРФ и «Родиной». Возможно, это и нужно, но совершенно не понятно, согласны ли на такую коалицию сами эти партии?

Я абсолютно убежден, что КПРФ никакая социал-демократическая коалиция не устроит. Геннадий Зюганов вместе со своими соратниками по партии, похоже, убежден в том, что самое перспективное в современной России – предлагать населению идеологию тоталитарного коммунизма, марксизма XIX века, т. е. все, что угодно, лишь бы не социал-демократию. Среди членов КПРФ это слово вообще считается ругательным. А идея предвыборной коалиции все-таки предполагает хотя бы минимальный уровень толерантности между участниками таковой. Более того, многие политики, как на правом, так и на левом фланге, на последних выборах не преодолевшие даже парламентский барьер, тем не менее, претендуют на то, чтобы быть «совестью земли русской» и лидерами оппозиции. Это заслуживает внимания психиатров, но не субъектов политического процесса.

На мой взгляд, некая антифеодальная, оппозиционная сложившемуся в путинской России режиму, коалиция правых и левых вполне возможна. Вопрос в том, каковы будут субъекты этой коалиции. На мой взгляд, туда может вполне войти «Родина», учитывая тот идеологический поворот, который совершает Рогозин, а также отдельные представители правого фланга, например, тот же Каспаров. Говорить же о КПРФ, «Яблоке» или СПС, как о потенциальных участниках широкой оппозиции, пока просто не приходится – каждый старается перетянуть ресурсы и инициативу на себя, не задумываясь об интересах общего дела.

Когда «коллективный Ходорковский» пишет о «левом повороте», а именно – о решении проблемы легитимации приватизации и восстановлении патерналистских программ, то мне вполне понятен второй тезис, но есть ряд вопросов к первому. Так называемый «простой народ» абсолютно не волнует проблема легитимации приватизации. Людям, в целом, все равно, какая собственность кому принадлежит. Они абсолютно убеждены, что все богачи, как и все начальники, – сволочи. Так было и так будет всегда. Легитимация итогов приватизации массового человека не заботит, но им в то же время не используется и альтернативный подход – грубо говоря, сложно себе представить общенародный митинг за национализацию.

Что же касается патерналистских программ, то мне кажется, при нынешних доходах федерального бюджета, довольно странной является отмена льгот для инвалидов и при этом сохранение их для чиновников. Скорее следует потребовать увеличения финансирования инфраструктурных и социальных расходов за счет тех 30% федерального бюджета, которые уходят на «силовую олигархию» – армию, МВД, ФСБ и спецподразделения. Под этим предложением подпишутся не только левые, но и классически правые избиратели, которые не имеют ничего против того, чтобы у инвалидов были льготы, чтобы они имели право на бесплатную коляску и пандусы в метро. И деньги на это следует отобрать у «силовой олигархии», основной опоры нынешней власти, стремящейся к ее укреплению, жертвой которой и стал Михаил Ходорковский.