Закрыть окно 

11.03.2005

Почему не состоялась революция в Молдове?


Молдавские власти применили самую эффективную технологию против революции – они не стали фальсифицировать выборы, чего от них ожидали. Без сомнения, отдельные нарушения в процессе голосования были. Они связаны как с административным принуждением жителей Приднестровья выезжать на границы с Молдовой и голосовать в пользу блока «Демократическая Молдова», так и с некоторыми нарушениями в пользу коммунистической партии в сельских районах, которые являются ее основной электоральной базой. Однако в целом нарушения не носили массового характера, и в данном случае нельзя говорить о том, что воля народа была искажена. Собственно, это и констатировали наблюдатели ОБСЕ.

Важно также отметить, что в настоящее время в Республике Молдова наблюдается складывание внутриэлитного интеллектуального консенсуса по вопросам главных проблем развития государства и основных путей их решения. Сейчас не только Христианско-демократической народной партии, но и коммунистам, и представителям «Демократической Молдовы» очевидно, что основная проблема Приднестровья – это поддержка Российской Федерацией существующего на территории этой непризнанной республики криминального режима отца и сына Смирновых. Этот режим живет за счет контрабанды и обслуживания теневых потоков из России, прежде всего от торговли оружием. Кроме того, этот режим опирается на находящиеся на территории Приднестровья, по сути, оккупационные войска, которые Россия обещала вывести согласно Стамбульской декларации ОБСЕ 1999 года, но даже к переговорам о выводе которых так и не приступила. Впрочем, поскольку у Приднестровья нет общей границы с Россией, то, учитывая приход к власти на граничащей с ним Украине европейски ориентированного правительства, следует ожидать, что кольцо вокруг него будет сомкнуто и сложившийся там режим долго не просуществует. Тем более что приднестровский режим проводит политику откровенных репрессий относительно национального большинства Молдовы и значительной части собственного населения. Так, буквально в этом году было объявлено о принудительном закрытии всех образовательных школ, преподавание в которых ведется на румынском языке.

К сожалению, на мой взгляд, молдавской оппозиции не хватило достаточной гибкости, чтобы приветствовать изменения и внутренней, и внешней политики правящей группы коммунистов. В результате оппозиция попала в ту же ловушку, что и проигрывающие выборы за выборами британские консерваторы. Дело в том, что власть перехватила многие лозунги правой оппозиции, такие как призывы к евроинтеграции и ликвидации криминального режима в Приднестровье. Власть отказалась от административного давления на СМИ, которое отмечалось в первые годы президентства Владимира Воронина. К тому же она получила и неожиданные доходы, связанные с так называемым «восстановительным ростом» экономики на пространстве СНГ.

В итоге Христианско-демократическая народная партия не смогла представить внятную альтернативу нынешнему курсу развития. К тому же лидеры ХДНП ошибочно сосредоточились на критике блока «Демократическая Молдова», а не коммунистической партии у власти.

Что же касается блока «Демократическая Молдова», то их подвела коррупционная составляющая. Дело в том, что лидер этого блока, мэр Кишинева Серафим Урикяну, пользуется репутацией молдавского Лужкова, т. е. широко известен как человек, подмявший под себя весь бизнес в столице республики. Не добавили популярности блоку и наличие в нем бывших руководителей молдавского государства, таких как экс-президенты Мирче Снегур и Петр Лучинский, а также бывший спикер парламента Дьяков. Все они неудачно себя зарекомендовали в глазах населения, а потому не могли привлечь дополнительных избирателей. Если говорить о российском финансировании блока «Демократическая Молдова», то это был некий жест отчаяния со стороны Москвы и попытка обозначить свои интересы внутри молдавской политики. Однако никакого практического смысла эти действия не принесли, поскольку, как я уже говорил, в Молдове существует консенсус по поводу необходимости ликвидации приднестровского режима, и любое финансирование не могло стать гарантией для соблюдения пророссийской позиции политического объединения.

К сожалению, сейчас ХДНП и «Демократическая Молдова», несмотря на очевидное, признаваемое ими поражение на выборах, не готовы к созданию правительства национального единства. Они собираются настаивать на повторных выборах, используя предусмотренную молдавской Конституцией процедуру переизбрания парламента, если его депутаты не могут избрать президента с третьей попытки. Для избрания президента необходимо две трети голосов, и в нынешнем составе парламента коммунистам не хватает пяти-шести голосов до нужного количества. Впрочем, не исключена ситуация, когда коммунисты предпочтут вместо проведения новых выборов просто купить некоторое количество депутатов, скорее всего из «Демократической Молдовы», как наиболее рыхлого из представленных в парламенте блоков. Тогда им удастся составить однопартийное правительство. Но, подчеркну, на мой взгляд, в случае проведения новых парламентских выборов проигравшие партии, инициировавшие их, рискуют не только не улучшить свой результат, но даже ухудшить.

Российские оппозиционеры должны в полной мере учесть неудачный опыт своих коллег в Молдове. Прошедшие выборы показали идейную и кадровую застылость молдавской оппозиции. И лидеры ХДНП, и лидеры «Демократической Молдовы» – это политики 1990-х годов. Причем многие из них (и в первую очередь это касается первых лиц «Демократической Молдовы») не сумели проявить себя в то время и не сыскали большого уважения своими экономическими или политическими успехами. Тем не менее, они вновь идут на выборы.

Кроме того, оппозиционные партии выдвинули устаревшие, ориентированные в лучшем случае на начало 2000-х годов, а в худшем случае – на середину 1990-х избирательные программы. Они были предназначены для борьбы с коммунизмом в тоталитарно-советском варианте при том, что победившая в Молдове во второй раз партия коммунистов давно не является ни тоталитарной, ни ортодоксальной. Это обычная постсоветская левоцентристская партия с собственными коммерческими интересами. Попытка мобилизовать людей против мифической коммунистической угрозы, особенно в условиях, когда коммунисты прекратили заигрывание с приднестровским режимом и объявили о поддержке курса на евроинтеграцию, напоминает стрельбу не по пугалам или воробьям, а по привидениям, поэтому, очевидно, что к успеху она не привела. Российским оппозиционером скорее надо поучиться у молдавских коммунистов, которые в очередной раз продемонстрировали умение находить адекватные и получающие поддержку в обществе лозунги, а не зацикливаться на партийной программе, созданной в начале 1990-х годов.