Закрыть окно 

23.04.2004

Новые зарплаты для старого аппарата


Вопрос о денежном содержании чиновников важно поместить в контекст обновления их кадрового ядра. Часто люди спрашивают: скажется ли повышение зарплаты чиновникам на качестве их работы? Те, кто брал взятки, перестанут их брать? Конечно, без дополнительных мер чиновники ни работать лучше не будут, ни взятки брать не перестанут. Но если повышение оплаты труда сопровождается серьезными изменениями в структуре и условиях работы аппарата, то первая мера становится необходимой для того, чтобы удержать лучших, избавиться от худших и привлечь на их место кого-то другого, к примеру, из бизнеса, где качество управленцев сегодня в целом выше, чем на государственной службе. Однако управленцы такого уровня не согласятся на зарплату, которая раньше выплачивалась чиновникам.

Да, повышение денежного содержания в качестве изолированной меры почти бессмысленно. Если на госслужбе останутся те же люди, так же будет организована их работа, то чего ради им больше платить? Но единстве с другими мерами рост окладов эффективен и даже необходим. Как эта мера реализовывается сейчас – в единстве с другими решениями или изолированно от них? На этот вопрос сложно ответить однозначно. Повышение денежного содержания пришлось на период довольно глубокой перетряски федерального аппарата, поэтому автоматического повышения денежного содержания на прежних должностях не происходит. Изменение структуры федеральных органов было объявлено раньше, чем повышение денежного содержания. И немало стоящих людей сразу задумались, а не уйти ли им с госслужбы? Новая зарплата их удержала. Есть уже и примеры, когда она позволила пригласить толковых молодых людей со стороны. Но пока они единичны. Главное что изменения в технологиях государственного управления только намечаются. Если они последуют вскоре за повышением денежного содержания, то я бы считал его вполне оправданным.

О каких изменениях идет речь? Я имею в виду достаточно жесткую регламентацию деятельности чиновника, четкое определение сферы его ответственности, планирование результативности, ее стимулирование, когда человек получает возросшее денежное содержание не автоматически, а при условии качественного выполнения работы. Этот принцип четко заявлен при повышении зарплаты, но его надо еще грамотно реализовать. Впрочем, здесь следует сделать оговорку. Люди устроены так, что общественное внимание чаще всего обращено на верхний уровень госуправления – буквально несколько высокопоставленных чиновников, министров. О них обычно и думает человек со стороны, когда речь идет о стимулировании. Но довольно сложно жестко спланировать работу чиновников такого ранга и установить показатели, по которым их надо премировать. Выход один – принцип «положение обязывает». Когда чиновник занимает высокое положение и находится в поле общественного внимания, то от него априори ожидаются нерядовые действия и платится более или менее гарантированная высокая зарплата. Такой подход абсолютно нормальный, ведь министр–«троечник» никому не нужен, его надо менять. Однако аппарат в целом состоит из множества рядовых чиновников, результативность работы которых вполне поддается и планированию, и нормированию, и стимулированию, в особенности в том, что касается различных агентств и служб. Их последовательное выделение и четкое разделение их функций от функций министерств создаст благоприятную основу для применения так называемого «управления по результатам». Тогда «отличники» получат больше денег и продвижение, а те, кто работают всего лишь удовлетворительно, будут и оплачиваться «на тройку».

Очень сложно оценить результат, когда речь идет о подготовке новых законов. Но когда речь заходит о повседневной деятельности по организации и оказанию государственных услуг, существует прямой резон жестко увязывать зарплату с количеством и качеством таких услуг и удовлетворенностью ими потребителей. Если это делать, то зарплата чиновников ни в коем случае не должна быть нищенской. Если же просто повышать зарплату, игнорируя такую взаимосвязь, то не понятно, какова цель этих действий. Я знаю и уверен, что у власти точно есть намерение перейти к управлению по результатам. Но никто не может предсказать, насколько последовательно оно будет реализовано. Если надеяться на лучшее, то в этом контексте повышение денежного содержания чиновникам правомерно и оправданно.

Следует отметить, что административная реформа относится к числу тех немногих мероприятий, которые отвечают едва ли не всеобщим интересам. Ведь все заинтересованы в том, чтобы государственный аппарат работал более эффективно, чтобы в нем были заняты квалифицированные чиновники, не берущие взятки и в целом выполняющие то, что от них требуется, а не действующие по настроению, личным симпатиям и корысти. Поэтому с точки зрения политической воли, пожалуй, самым трудным решением было объявить о повышении зарплаты чиновникам – пойти на крайне непопулярную меру. Но этот шаг уже сделан.

Между тем результаты проведенных опросов, впрочем, не имеющих репрезентативный характер, свидетельствуют, что бизнесмены всегда был и за повышение денежного содержания чиновникам. Против были бедные люди, пенсионеры. Возможно, в их ответах отражалась зависть к чиновникам. Предприниматели же предпочитали иметь дело с квалифицированным чиновником без голодного блеска в глазах, даже независимо от того, какую политику проводит. Разумному человеку всегда удобнее иметь дело с серьезным партнером, которого можно уважать, это дает предсказуемость, пусть даже он преследует совершенно другие цели. Так что я уверен, политический ресурс для проведения административной реформы есть и в первую очередь требуется управленческая последовательность.